понедельник, 21 июля 2014 г.

КТО ПОДСТАВЛЯЕТ ГУБЕРНАТОРА ЕРОЩЕНКО?

Политологи и  эксперты Приангарья  в один голос говорят о возросшей кулуарно-политической активности мэра областного центра Виктора Кондрашова.   Это связывают с тем, что по инициативе губернатора Сергея Ерощенко в Иркутской области сохранены прямые выборы мэров, а срок полномочий Кондрашова истекает весной будущего года, и избирательная кампания фактически уже не за горами. Многие уверены, что «Виктор Иванович выиграет выборы, если примет в них участие. А если его кандидатуру, по инициативе областного руководства, не поддержит «Единая Россия», то действующий мэр сможет, в отличие от почти всех остальных кандидатов, успешно пройти сбор подписей в поддержку самовыдвижения».
Между тем самые проницательные из местных аналитиков предвидят совершенно другой поворот событий: мэр Иркутска примет участие в выборах главы региона, которые, как ожидается, состоятся осенью 2015 года. Виктор Кондрашов — раскрученная в медиасфере персона, у него (как утверждают некоторые политэксперты)  высокий рейтинг в Иркутске, а в середине 90-х мэр областного центра (Борис Говорин)  уже выигрывал губернаторские выборы. И, что, может быть,  более важно — у Кондрашова  есть солидная «материальная основа» и есть «команда»,  для того чтобы рискнуть и попытаться возглавить регион...
Мэр Иркутска Виктор Кондрашов

Мэр и его «серый кардинал». «Иркутская система» в действии
Недавно на одном из московских интернет-ресурсов появилась публикация о злоупотреблениях в дорожной отрасли Приангарья, о миллиардных «откатах» и коррупционных схемах, придуманных нынешним руководителем  ФКУ «Управление автомобильной дорогой федерального значения М-55 «Южный Байкал» Александром Николаевым.
Столичные авторы этого «журналистского расследования» упоминают  в связи с бурной деятельностью Николаева действующего главу Приангарья Сергея Ерощенко. Между тем Александр Николаев (настоящая фамилия которого, оказывается, Таряшинов) начал свою карьеру в регионе  с руководства   жилищно-коммунальным комплексом  города Иркутска. Работал он плохо  и имел выволочки  за плохую работу: например, на  депутатских слушаниях 26 сентября 2012 года депутаты иркутской Думы даже  поставили вопрос о соответствии  Николаева занимаемой должности. Суть претензий депутатов была в том, что второй год комитетом по  ЖКХ затягиваются конкурсы на проведение внутриквартальных ремонтов в областном центре. Конкурсы на проведение работ по благоустройству во дворах должны были проводиться в мае, работы проходить всё лето, а в сентябре-октябре депутаты и администрация Иркутска должны были подвести итоги. Но раз за  разом  получалось по-другому — в 2012-м к работам приступили только 18 августа. Все работы по установке бордюров и асфальтированию на сумму 256 миллионов рублей удивительным образом достались МУП «Иркутск». По факту же  основные объёмы выполняли некие субподрядчики... Конкурсы на установку детских и спортивных площадок в 2012 году провели только в конце сентября. За время нахождения Николаева в должности председателя комитета по ЖКХ городские власти полностью ушли от контроля и управления многоквартирными жилыми домами Иркутска, 25% акций муниципалитета в трёх крупнейших управляющих компаниях города были проданы. Руководимый Николаевым комитет так и не смог разработать концепцию развития общественного транспорта в городе.
Александр Николаев

Но все упреки в адрес Николаева мэр Виктор Кондрашов отметал. Почему? Ларчик просто открывается: «главный ЖКХшник» Иркутска придумал ну очень соблазнительные схемы,  которые при их реализации  сказочно (и быстро!) обогащали именно городского голову. Именно Николаевым были учреждены компании ООО «Инвестресурс», ООО «Проект Т» и ООО «Клининг сервис» — вместе с мэром Виктором Кондрашовым (разумеется, через доверенных лиц). Компании эти не имеют никакой материальной базы, на их балансе нет никакой техники, но начиная с 2012 года именно этим структурам  отдавали в субподряд работы по санитарной уборке города и  по ремонту улиц и внутриквартальных проездов в Иркутске.
В 2012 году сумма подрядов составила примерно 80 млн. рублей, в 2013 году – 200 млн. рублей, в 2014 году – 400 млн. рублей. И ведь «процесс» идет! На эти деньги вполне можно и  пиар-кампанию раскрутить в нужном направлении, и к выборам губернаторским поднакопить.
Работы «бумажные фирмы» официально получали от МУП «Иркутскавтодор» под маленький процент субподряда (от 5 до 10%). Эти же работы компании затем продавали (и продают, схема ведь работает) мелким бригадам (ведь у самих нет своих производственных мощностей) за 30%. Таким образом, несложно посчитать, что муниципальное предприятие «Иркутскавтодор» (в 2012 году его возглавлял друг Николаева Радик Фаразутдинов) потеряло за два с половиной года (а теневые хозяева, наоборот, получили чистой прибыли!) 204 млн. рублей. «Иркутская система» работала безотказно: заказчик подписывает и распределяет все работы (Николаев и Кондрашов ), а  директор МУП Фаразутдинов выполняет  все указания. Всё  делается четко,  за что Радик  и получает от мэра Иркутска в собственность автомобиль БМВ Х6 (официально записанный на  жену мэра Марину Леваду).

Как это всё начиналось
После неожиданной победы на выборах мэра Иркутска весной 2010 года кандидата от КПРФ Виктора Кондрашова, в июле 2010-го на вакантное место зам. начальника департамента дорожного строительства, благоустройства и транспорта свежеиспеченный мэр ставит  своего родственника Дмитрия Какунина. Какунин курирует подготовку аукционов по содержанию скверов и парков,  зеленых насаждений, работу на кладбищах и т.д., а также анализирует работу директоров муниципальных предприятий и подбирает новых. Опыта такой работы у него практически не было, поэтому в сентябре 2010 года в администрацию на вакантное место начальника департамента дорожного строительства, благоустройства и транспорта приходит некий Александр Николаев — как впоследствии стало ясно, для построения стабильной и надежной схемы по присвоению бюджетных средств. В кулуарах говорили, что этот Николаев — «темная лошадка»... Ранее он занимался банкротством предприятий,  был помощником депутата Государственной Думы,  организатором различных афер по  продаже вакантных мест в политической партии «Яблоко». Непонятно, как он мог соответствовать квалификационным требованиям начальника департамента (требования — не менее 5 лет работы на управленческих постах государственной или муниципальной службы), или опыту работы по специальности не менее 5 лет, если у него не было на тот момент даже  профильного высшего образования. Но уж очень оказался  опытный человек по организации схем зарабатывания денег нечестными путями. Такой и был нужен Кондрашову.
Свою деятельность Николаев   начал со знакомства с подведомственными муниципальными предприятиями (МУП «Спецавтотранс», МУП «Иркутскавтодор», МУП «Иркутскавтотранс», МУП «Ритуал», МУП «Служба эксплуатации мостов», МУП «Горзеленхоз», МУП «Иркутскгорэлектротранс», МУП «Спецавтоохозяйство» ). На тот момент это были стабильные  предприятия со своей техникой, производственными базами в центре города, с заключенными контрактами.   Здесь было где развернуться,  и в голове Николаева  сразу же родилось много идей, а мэр его всецело поддерживал.
Технология «сноса» прежних руководителей была проста: сначала  говорилось, что на предприятии все организовано неправильно, что муниципальные предприятия не могут заработать, а виной тому — неудачный  менеджмент, что «старые директора» в силу своего возраста ничего не понимают в экономике...  Начинают требовать расчет новых экономических показателей, новых методов экономии затрат, сокращения штатов и тому подобное, находят «оппозицию» внутри коллектива. У Николаева  появляется помощник Шишмарев (в то время главный специалист отдела управления муниципальными предприятиями), который полностью предоставляет информацию по всем предприятиям в том свете, в котором нужно. В итоге директор уходит (так как «работать все равно не дадут») и у МУПа появляется новое руководство.
Таким «новым» менеджером был и Радик Фаразутдинов (бывший директор областного кинофонда) — близкий друг Николаева по «Яблоку», да и по экономическим делам. Он стал  директором  МУП «Иркутскавтодор».  Поменяли всех директоров, объединили два крупнейших предприятия (МУП «Иркутскавтодор» и МУП «Спецавтотранс»). Была проблема — как  «завести» все объемы дорожных работ  на МУП «Иркутскавтодор»: у Николаева появляется новый помощник,  Лопатин, который занял должность начальника отдела торгов. Лопатин, имея связи в городском комитете по финансам, протаскивает и согласовывает госконтракт по содержанию улично-дорожной сети на 3 года, помогает включить все объемы по дорогам в контракт, в том числе и ремонт дорог,  и ремонт внутриквартальных проездов (что было незаконно и нарушало  Федеральный Закон № 94 о государственных закупках — нельзя включать в госконтракт не связанные между собой виды работ, а как «внутрикварталка» связана с общей улично-дорожной сетью?  Но ребятам это было очень нужно, так как они получали все дорожные деньги на 3 года стоимостью более 3 млрд. рублей.По расчетам Николаева и мэра,    из потенциальных участников никто не смог бы внести обеспечение аукциона в  200 млн. рублей, а МУП «Иркутскавтодор» освобожден по закону от данного обеспечения никто не смог бы  выполнить работы по механизированной очистке дорог, у «левых» подрядчиков просто нет спецтехники в таком количестве, а у МУП «Иркутскавтодор» – есть, поэтому ни один нормальный здравомыслящий подрядчик не пойдет на аукцион. Но подрядчик мог пойти в ФАС, и развалить аукцион. В подобных случаях Николаев летел к своему другу детства Тимофею  Нижегородцеву в Москву, где тот  работает в центральном аппарате ФАС России. И вопрос решался....
Вскоре Николаев, как человек полезный, был Кондрашовым назначен  председателем комитета по ЖКХ.
И вот, как только контракт на 3 года оказался в руках у «Иркутскавтодора», и были учреждены ООО «Инвестресурс», ООО «Проект Т» и ООО «Клининг сервис» — для освоения бюджетных средств Кондрашовым и Николаевым. 
Опекаемый мэром Кондрашовым Николаев постепенно  сформировал верную себе «команду» — Фаразутдинов, Шишмарев, Лопатин. Зарабатывали на всем: на субподрядах,  на закупке ГСМ и техники  для МУПов...
Особняком даже на фоне других шокирующих махинаций Кондрашова, Николаева и «команды» стоит история фактического уничтожения муниципального предприятия с 80-летней историей — иркутского «Горзеленхоза» (в этой связи следствеными органами проводится проверка — таких «проколов» у «команды» не было).
 Основным назначением «Горзеленхоза»  были работы по содержанию скверов и парков, а также продажа саженцев для городских работ по благоустройству. В декабре 2013 года контракт на содержание парков и скверов  на сумму 126 млн рублей выигрывает  фирма Николаева и Кондрашова ООО «Проект Т», при этом стоимости работ завышены более чем  в 2 раза (МУП выполнял эту работу за  60 млн. рублей).  В итоге чистая прибыль «карманной» фирмы  составит 60 млн. рублей  (при этом работы выполняются частично  и только в центре города).  Тем временем новый директор Дмитрий Какунин (родственник мэра) распродает имущество, сокращает штат  и освобождает «лакомые» земельные участки в центре города для строительства на ул. Красноярской и в  предместье Рабочем (бывший питомник саженцев)...
После переезда Александра Николаева в Бурятию в 2014 году (теперь бывший сподвижник мэра Иркутска Кондрашова возглавил «Управление автомобильной дорогой М-55 «Южный Байкал»») «иркутская система» присвоения бюджетных средств была внедрена и там. Специалисты-дорожники оценивают практикуемые Николаевым на новом месте службы «откаты»  на подрядах в миллиарды рублей.
...Знаменитый писатель Гилберт Кийт Честертон писал в рассказе «Сломанная шпага»: « Где умный человек прячет лист? В лесу. Если нет леса, он его сажает. И, если ему надо спрятать мертвый лист, он сажает мертвый лес». В русских народных пословицах тот же смысл выражен куда как проще — в народе говорят: «Навести тень на плетень». Для достаточно широкого круга специалистов — дорожников, коммунальщиков, да тех же сотрудников иркутской мэрии совместные делишки Виктора Кондрашова и Александра Николаева — «притча во языцех». И вот тут-то предпринимается по-макиавеллиевски «тонкий» (как кажется тем,  кто его придумал) ход: приплести сюда губернатора Иркутской области. Сделать этакую «рокировочку», «загогулину», «перевести стрелки». Авось поверят...

В Новгородской области вырос химкинский лес

Строители федеральной трассы М-11 «Москва - Санкт-Петербург» при полном игнорировании требований природоохранного законодательства вновь вызвали волну возмущения местных жителей, которая может перерасти в масштабное протестное движение с политическими требованиями. 280км будущей автомагистрали, которые пройдут по Новгородской области, могут уничтожить целый ряд уникальных культурных и природных объектов.
Сегодня подрядчики уже нанесли непоправимый ущерб памятнику природы регионального значения «Заручевье», представляющий усадебный парк середины XIX века и единственную сохранившуюся гончарную дренажную систему. Под угрозой другие уникальные особо охраняемые природные территории: «Заозерская водно-ледниковая гряда» созданная для сохранения водно-ледникового рельефа и южно-таежного ландшафта; памятник культуры «Парк усадьбы «Онег», который связан с именем великого композитора Сергея Рахманинова.
Речь идет не просто о красивых природных местах. Это все официально признанные объекты с выделенной для них территорией и охранными зонами. Их особый статус зафиксирован в нормативных документах. Даже странно, что на их защиту встают местные жители, а не органы власти, за которыми закреплены эти территории: администрация Новгородской области или Минкультуры Россиии. Есть целый ряд чиновников, в должностных инструкциях которых записаны  обязанности по сохранению этих объектов. Выделяются бюджетные средства на их содержание. Однако дальше принятия обязательств на бумаге дело не заходит. Строительство отдельно, а экология отдельно.
Так экологами был разработан комплекс мер по сохранению природных объектов и включен в «Реестр требований муниципальных образований Новгородской области к прохождению скоростной автомобильной дороги М-11 «Москва - Санкт-Петербург» по территории Новгородской области».
Между правительством Новгородской области, ГК «Автодор» и ОАО «Мостотрест» 10 июня 2014 г. даже было заключено Соглашение о намерениях по сохранению и восстановлению ценных природных и историко-культурных объектов при строительстве скоростной автомагистрали. Однако, на настоящий момент ни одна из сторон не предприняла никаких действий по исполнению данного соглашения.
Уже нет никаких сомнений, что требования специалистов-экологов, общественности и местных властей будут проигнорированы. В результате уникальные экосистемы будут разрушены и местные жители выйдут на митинги и пикеты.
Отсутствие даже минимальной экологической культуры у подрядчиков строительства подтверждается тем, что непосредственно на территории памятника природы регионального значения «Заозерская аккумулятивная водно-ледниковая гряда», около озер Заперечье и Перетно построен жилой городок для строителей. При этом в соответствии с постановлением Администрации Новгородской области на территории памятника природы запрещается любая хозяйственная и иная деятельность, влекущая нарушение сохранности памятника природы.
Но сроки поджимают и строителям не до памятников природы. Подрядчики ведут работы, которые приводят к изменению гидрологического и гидрогеологического режима водоемов, а также прокладывают дороги и другие коммуникации, линейные сооружения без согласования с комитетом по охране окружающей среды и природных ресурсов Новгородской области. Тяжелая техника превращает луга и леса в грязное месиво.
От действий строителей страдает не только природа, но и культура. Объекту культурного наследия «Парк усадьбы «Онег» также не посчастливилось оказаться в зоне строительства. Парк является объектом регулярно-пейзажной планировки XIX в. Технический проезд для строительства дороги организован в охранной зоне парка. Кроме того, участок технической грунтовой дороги для подвоза стройматериалов пройдет непосредственно по парку. Заказчик строительства ГК «Автодор» на встрече с местными активистами вообще продемонстрировал полное отсутствие информации о существовании парка.
Отсутствие какой-либо экологической составляющей при проведении строительных работ бросается в глаза и на других участках лесного фонда Окуловского, Маловишерского, Новоселицкого, Новгородского, Чудовского лесничеств. Работники государственной лесной охраны выявили незаконное использование земель лесного фонда за пределами участка, отведенного для строительства автодороги – захламление порубочными остатками территорий Новгородского и Мясноборского лесничеств, закапывание пней, вывезенных с трассы в Маловишерском и Дворищенском лесничествах, повсеместное повреждение деревьев до степени прекращения роста.

Несмотря на многочисленные обращения местных жителей в контролирующие органы, вырубка деревьев, разрушение почвенного покрова, нарушения режима особо охраняемых природных зон до сих пор продолжаются. А ответственные органы власти в лице Минкультуры, Росприроднадзора и администрации Новгородской области продолжают хранить молчание. Возможно, растущий социальный протест, грозящий перерасти в открытые формы противостояния со строителями, развяжет им языки?
  

воскресенье, 13 июля 2014 г.

КАЗАКИ ИЛИ РАЗБОЙНИКИ?

С тех пор, как стройные казачьи сотни при поддержке части населения атаковали буровые установки УГМК в Новохоперском районе Воронежской области, прошло чуть больше года. И вначале действия казаков выглядели действительно эффектно.
Судите сами. Некие олигархические структуры вознамерились добывать никель в степях Черноземья, предварительно не купив лояльность лидеров вооруженных нагайками формирований и позабыв сагитировать население за счастливое никелевое будущее. А наткнулись на жесткое сопротивление, порой практически безнаказанно переходящее за грань закона.

КАК КАЗАКИ ГЕОЛОГОВ ПОДЖИГАЛИ
Мало кто помнит сегодня, как все начиналось. "Широка степь, но дорога узка", - гласит казачья пословица. И повстречалась на той дороге казакам корпорация «Норильский никель», которая предложила и за Родину постоять, и денег заработать.
В ту лихую годину УГМК и «Норильский никель» боролись за право разрабатывать месторождения никеля в Воронежской области. И весы склонились в сторону УГМК. Вот и решили эффективные менеджеры "Норникеля" познакомить коллег из УГМК с местной спецификой. В надежде на то, что "аборигены съедят Кука".
Непонятно, чем степи могли пригодится казакам. То ли для выпаса коней, то ли для того, чтобы бродить по пояс в колосящейся ржи, радуя казацкую душу необъятными просторами…  Ни хлебов, ни скакунов в воронежских степях давно не наблюдалось. Часть поля, правда, нарезали по шесть соток и раздали местным огородникам под выращивание картофеля.
Забегая вперед, можно сказать, что классовые интересы огородников и казаков не совпали. И крестьяне, побросав косы и вилы, выстроились в очередь к разработчикам никеля, когда за их шесть соток предложили адекватные деньги. Да и исторически крестьянство казаков как-то недолюбливало: во времена Российской Империи любила казацкая нагайка погулять по спинам трудового народа.
Впрочем, в казачьем круге тоже не дураки сидят. Поэтому было решено использовать для запугивания народных масс миф экологической угрозы. Так казаки стали экологами. А местные экологи стали казаками. С этого момента как дым из казачьих трубок поползли по деревням слухи о том, что в радиусе десяти километров от Еланского и Елкинского месторождений, а также по течению Хопра вымрет все живое.
В УГМК поначалу значения этим слухам не придавали. Ведь никакого производства в Хоперском районе размещать не собирались: по проекту руду предполагалось грузить в вагоны и отправлять перерабатывать на уральский завод - со всеми присущими ему выбросами и дымящимися трубами. Но офисные аналитики со всеми своими гарвардами и оксфордами недооценили силу народной молвы.
И вот, прибывшие для разведки никелевых залежей бородатые геологи еще не успели разбить палатки и запеть «Изгиб гитары желтой», как на горизонте появились казачьи сотни. Было очевидно, что они вовсе не намерены предложить геологам купить с сезонной скидкой самогона-первача или моченых яблок. К счастью, весь гнев казачьего войска обрушился на неодушевленные предметы.
Пара сожженных буровых установок, а главное - разбитая кунгурская гитара, еще помнившая БАМ, - сильно омрачили оптимизм аналитиков УГМК. Ведь они прогнозировали радость местного населения, с цветами встречающего геологическую технику, рост акций компании на Лондонской фондовой бирже, годовые бонусы. Но казаков в медалях и шароварах не было даже в самом пессимистичном сценарии.

КАК КАЗАКИ МИЛЛИОНЫ ВЫМОГАЛИ
Тем временем в высоких кабинетах окончательно решили отдать разработку месторождений УГМК. И "Норникель" отказался от борьбы за хоперские природные богатства.
Казачество было дезориентировано. Но атаманы на кругу здраво рассудили: особой разницы нет, перестал платить "Норникель" – пусть платит УГМК. А иначе - пожары и погромы, народные волнения и антиникелевые сходы. И не наше казацкое дело - ходить вокруг да около. Решить нужно все одним наскоком.
Парламентеров арестовали, а казачество опять погрузилось в тяжелые думы. Денег новые разработчики не платили. Антиникелевая истерия без финансовой подпитки постепенно сходила на нет. 
Как и в старые былинные времена, казаки опять решили: раз не получилось бороться, тогда надо послужить. И бросились обливать зеленкой экоактивистов, протестующих против разработки никеля.
Не за горами и другие лихие дела. Теперь всем, кто будет протестовать против разработки никеля, придется испытать все то же самое, что не так давно испытывали сами разработчики: погромы, побои и весьма толстый троллинг.
Вряд ли такая помощь пойдет на пользу УГМК. Ведь компании будут приписывать все силовые и незаконные действия «неизвестных лиц» против экоактивистов. Возможно, теперь УГМК придется откупаться от казаков, чтобы не помогали. Остается надеяться, что тоже под контролем милиции.

КАК КАЗАКИ ТОЛЕРАНТНОСТЬ ПРОЯВЛЯЛИ
Лишившись финансовых поступлений сверху и моральной поддержки снизу, верхние эшелоны казачьей власти резко охладели к экологическим проблемам Хопра.
В мае 2014 года состоялся очередной казачий круг Всевеликого Войска Донского под руководством атамана Виктора Гончарова. На круге вопрос о разработке никелевых месторождений был снят с повестки, а казаков из антиникелевого лобби вообще не допустили на заседание. И это при том, что на прошлогоднем круге казачество резко выступило против разработки Еланского и Елкинского месторождений.
Более солидная часть казачества, побрезговавшая брызгать зеленкой на экологов, занялась промышленным туризмом под присмотром УГМК.  Делегация казаков, в которую вошли представители Хоперского объединенного казачьего походного округа, побывала на Урале. По словам самих казаков, они убедились в благоденствии промышленного производства для страны и людей. Таким образом, знакомство казачества с уральским пролетариатом показало, что вопрос гегемонии последнего еще не совсем снят с повестки дня.
Фортуна наконец-то улыбнулась казакам, безвинно пострадавшим за взаимовыгодное сотрудничество с УГМК. Из диссидентов они стали верными слугами режима. Теперь казаки Анатолий Афромеев и Евгений Галустов (дальний родственник шоумена Галустяна), которые приказом Верховного атамана были изгнаны из «Союза казаков» и лишены чинов, могут получить обратно свои медали и шаровары.
Главный антиникелевый активист Константин Рубахин тоже не остался в одиночестве. К нему примкнули остатки радикально настроенного казачества, которые продолжили борьбу теперь уже, вероятно, из принципа. Но появление в Интернете фотографий Рубахинав гей-контексте может омрачить их будущее сотрудничество. Ведь казаки, как и представители всех традиционных субкультур, несколько нетолерантны к содомитам.
Впрочем, взаимодействие c Рубахиным может породить еще один подвид казаков, которые смогут претендовать на получение европейских грантов и выступать c гопаком на подтанцовке у Кончиты Вурст.

КАК КАЗАКИ СВАЛКУ КРЫШЕВАЛИ
Потерпев поражение на фронтах вымогательства, неся потери помещенными в СИЗО, антиникелевое казачье лобби окопалось в соседнем Урюпинске, что в Волгоградской области. Лидер национально-культурной автономии донских казаков в Урюпинске Александр Титов обозвал однополчан, сотрудничающих с УГМК, «предателями» и «лицами, способными идти с врагом на переговоры».
Власти Урюпинска, который находится в 60-ти километрах от места будущей добычи никелевых руд, запугивают население грядущей экологической катастрофой. При этом в черте самого Урюпинска под крышей местной власти и криминальных структур действует мусорный полигон, который ежедневно отравляет жителей.
Этот и прочие провалы в работе мэра Урюпинска Сергея Горнякова стали причиной его отказа от участия в будущих выборах. Но антиникелевый пожар, зажженный Горняковым для отвлечения внимания людей от внутригородских проблем, продолжает тлеть. Теперь его раздувает родственник Горнякова - уже упомянутый казак Александр Титов. На пустых обещаниях не допустить разработку никелевых месторождений строится его предвыборная компания. Но навести порядок в городе он все равно не сможет, не затронув бизнес-интересы своего родственника Горнякова.
В марте 2014 года на общественный совет Минприроды России, посвященный никелевой проблеме, прорвался казак Валерий Давыдов. Не обращая внимания на многочисленных ученых, он буквально начал орать на министра природных ресурсов РФ Сергея Донского, потребовав немедленной остановки геологоразведочных работ. После отказа удовлетворить это требование осталось только объявить Донского врагом казачьего народа и лишить министра столь колоритной фамилии.
Впрочем, последние протестные акции демонстрируют явное снижение сторонников антиникелевого протеста. 22 июня 2014 года митинг у буровых установок собрал не более 300 человек, тогда как года назад протестующих было около двух тысяч. Да и накал борьбы заметно снизился: о поджогах и погромах нет и речи.
Никелевое противостояние в Воронежской области стало лакмусовой бумажкой для российского казачества. Вторгнувшись в информационное пространство как новая сплоченная жесткая сила, декларируя патриотизм и чистоту помыслов, на деле казаки показали себя разрозненной мутной структурой без единого идеологического стержня. Структурой, преследующей корыстные интересы в постоянном поиске спонсора по принципу "деньги не пахнут".
Впрочем, пусть лучше судьба претендентов на имиджевое наследство российского казачества будет фарсом, чем трагедией как у их предшественников.
  

среда, 9 июля 2014 г.

Торговцы чужим здоровьем

Бизнес на медицине по-российски: как «эффективно освоить» миллиарды и избежать ответственности

На фоне многочисленных скандалов, связанных с ужасающим качеством медицинского обслуживания в России, как-то забывают о том, что все они происходят по весьма банальной причине: буквально вся медицина в нашей стране (а точнее, ее самые «денежноемкие» отрасли) давно не только подвержена циничным коммерческим отношениям, но и по большей части криминализована ловкими дельцами, делающими бизнес на человеческом несчастье. При этом, нередко используются дружественные фирмы-однодневки, зарегистрированные на зиц-председателей.
Возьмем, к примеру, весьма сомнительный бизнес Алексея Царькова, известного своими «продвинутыми» аферами с дорогостоящим медицинским оборудованием. Впервые он (как владелец московского ООО «Медкор-2000») попал в поле зрения правоохранительных органов в 2008 г. – по подозрению в неуплате налогов.
Чтобы поскорее «отмазаться», Царьков и его компаньон Борис Юдин вышли на небезызвестного Максима Каганского, который пользовался репутацией закулисного «решальщика» щепетильных вопросов. Через Каганского была передана сотрудникам ГУВД Москвы взятка в $800 тыс. Для сведения: когда бизнесмены заплатили, их дело и впрямь чудесным образом закрылось – за отсутствием состава преступления.
Вторично своими связями в правоохранительных органах Царьков воспользовался в 2011 г., когда в отношении него было возбуждено уголовное дело по факту контрабанды, и он был объявлен в розыск. По версии следствия, Царьков и Юдин через учрежденное ими ООО «Медика» контрабандным путем доставили томограф в Карелию. Уголовное дело приняла к производству следователь столичного ГСУ ГУВД Нелли Дмитриева.
Правда, теперь цена «решения вопроса» Каганским значительно возросла – он запросил $3 млн. (якобы для взяток первому заместителю ДЭБ МВД России генералу Андрею Хореву, начальнику ГСУ ГУВД по г. Москве генералу Ивану Глухову и следователю Дмитриевой). И тут Царьков узнает о противостоянии между начальником ГУЭБпиК МВД России генералом Денисом Сугробовым и высокопоставленными сотрудниками столичного ГУВД, через которых Каганский, как выяснилось, и «решал проблемы» – разумеется, с немалой выгодой для себя.
В итоге, Царьков без угрызений совести «сдал» своих «благодетелей» Сугробову, в результате чего Каганский и Дмитриева были осуждены к реальным срокам лишения свободы, а Хорев и Глухов лишились своих должностей. (Позднее, в феврале 2014 г., не избежал печальной участи и сам Сугробов – он был снят с должности указом президента РФ, а затем он и ряд его подчиненных были заключены под стражу: в их отношении возбуждены уголовные дела по признакам совершения коррупционных преступлений, а бывший заместитель Сугробова, генерал-майор Борис Колеcсников, не так давно покончил собой, находясь под стражей).
При этом Царьков и его верный компаньон, как и в прошлый раз, вышли сухими из воды. Более того, они были признаны потерпевшими от «оборотней в погонах», а уголовные дела по неуплате налогов и контрабанде медоборудования прекращены.
На заметку: как пишет «Новая газета», еще в 2003 г. депутаты Госдумы обращались с запросом к тогдашнему главе МВД Рашиду Нургалиеву с требованием провести расследование в отношении деятельности компании «Медкор-2000». Цитата:
«Медкор-2000» постоянно участвует в государственных программах. Почти каждый проект, реализуемый с ее участием, знаменуется финансовым скандалом. В 2002 г. году аудиторы Счетной палаты обнаружили, что в рамках госпрограммы «Комплексная информатизация системы здравоохранения Вологодчины в 2001–2003 гг.» на создание региональной информационно-аналитической системы были выделены десятки миллионов рублей, но система так и не появилась».
Тем не менее, Царьков и Юдин как ни в чем не бывало продолжили поставлять контрабандное медоборудование по завышенным ценам, а компрометирующая информация по «Медкор-2000» с сайта СП РФ «неожиданно» исчезла.
В очередной раз ускользнув от правосудия, Царьков и Ко вплотную занялись «освоением» (или, другими словами, «распилом») госбюджета. Сейчас компания Царькова называется «ПЭТ-Технолоджи» («ПЭТ» расшифровывается как «позитронно-эмиссионная томография»; прим. авт.). Ее интересы лоббирует не кто иной, как руководитель «Роснано» Анатолий Чубайс, который помог Царькову войти в проект создания центра ядерной медицины – на базе Дальневосточного федерального университета.
В наши дни «ПЭТ-Технолоджи» занимается созданием высокотехнологичного медицинского центра в Уфе, сроки открытия которого регулярно переносятся «в связи с нехваткой средств на строительство». Постоянной нехваткой, надо заметить. Ибо такого рода «масштабные стройки», как правило, придумываются исключительно для того, чтобы выкачать как можно больше денег из «государственных закромов».
Кстати, в столице Башкирии г-н Царьков также входит в совет директоров ОАО «Центральный универмаг», а ранее, до июля 2012 г., числился совладельцем уфимского строительного ООО «Старый Кремль». Как говорится, занялся побочным бизнесом, обогатившись на чужом здоровье…
Помимо прочего, Царьков, пойдя по проторенной дорожке, учредил и зарегистрировал в Венгрии ООО «Проинвест» (явно подставную фирму). За счет перепродажи медоборудования между «Проинвестом» и «ПЭТ-Технолоджи», его стоимость для медицинского центра в Уфе повысилась в 2,5 раза по сравнению с закупочной ценой. Спору нет, нехилая комиссия – особенно, когда речь идет об аппаратах стоимостью в несколько миллионов долларов каждый.
Как именно работают криминальные схемы Царькова и его подельников, можно увидеть на примере заключения ими «договора» на реконструкцию и строительство перинатального центра в Новосибирской области. В конкурсе приняли участие два инвестора, один из которых – подставная фирма, представлявшая интересы Царькова, предложила заведомо худшие условия, а второй – контора, оперирующая бюджетными средствами.
После признания победителем (наверняка, за немалый «откат» в карман местным чиновникам), бюджетная организация передала функции генподрядчика частной фирме, но финансировать проект будет бюджет области, т. е. фактически государство. В Новосибирске таким подрядчиком стала… правильно, венгерская фирма «Проинвест». К счастью, дурно пахнущую новосибирскую аферу заметили, и полгода спустя было заведено уголовное дело о хищении бюджетных средств «в отношении неустановленных лиц». Но, судя по всему, Царьков и на сей раз выйдет сухим из воды.
Вдобавок, многократно опробованные схемы г-н Царьков планирует использовать и в Московской области. В частности, предполагается построить и оснастить современным оборудованием онкорадиологический центр в Балашихе.
Согласно постановлению правительства МО, конкурсной документацией, персональным составом комиссии, которая определит победителя, и подписанием концессионного соглашения будет заниматься местное министерство инвестиций и инноваций. А глава этого ведомства – Денис Буцаев – по странному совпадению, является давним компаньоном и приятелем г-на Царькова.
Как пишут в интернете, 24 июля 2013 г. член совета директоров проектной компании госкорпорации «Роснано» «ПЭТ-Технолоджи» Алексей Царьков представил губернатору Томской области Сергею Жвачкину проект строительства ПЭТ-центра в Томске, призванного выявлять онкологические заболевания на ранней стадии. Суммарные вложения в проект оцениваются в 1-1,2 млрд. руб. Ничего не скажешь: лакомый «кусочек». Хотя, по нынешним масштабам г-на Царькова, для него и его компаньонов по «бизнесу» – это всего лишь отдельный, причем, не самый значительный эпизод.
«От разговоров мы переходим к реальному строительству центра ядерной медицины в Томске, – пафосно заявил на той встрече губернатор Жвачкин. – Создание ПЭТ-центра, в комплексе со строительством радиологического каньона и хирургического отделения онкодиспансера, очень важно для жителей области. Люди очень нуждаются в высокотехнологичной медицинской помощи. Самую страшную болезнь можно победить, вовремя начав эффективное лечение». Только вот г-н Жвачкин по какой-то причине даже не понял (либо сделал вид, что не понял), с каким прожженным и циничным проходимцем он имеет дело…