понедельник, 26 января 2015 г.

Израильскому бизнесмену не вернули петербургский особняк

Тверской суд Москвы отказал в удовлетворении жалобы российско-израильского бизнесмена Марка Эйдлена на арест крупного здания в Санкт-Петербурге. Обеспечительные меры на особняк были наложены в рамках расследования в отношении Сагива Ротенберга - бывшего пресс-секретаря министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана. По версии ГСУ ГУ МВД по г. Москве, Ротенберг мошенническим путем получил от ряда российских предпринимателей крупные суммы денег и объекты недвижимости. Среди последних оказалось и здание в Санкт-Петербурге, вскоре после хищения попавшее в собственность Эйдлена, который, по сообщениям в СМИ, может быть связан с Ротенбергом.
Накануне Нового года Тверской суд Москвы рассмотрел жалобу Марка Эйдлена, в которой бизнесмен требовал признать незаконным отказ следователя ГСУ ГУ МВД РФ по Москве снять арест с дома 9 литера А, расположенного на Большой Конюшенной улице в Санкт-Петербурге. По версии Эйдлена, «правовые основания для сохранения ареста отпали», а сам он является свидетелем по делу, а не обвиняемым или подозреваемым. Однако с этим категорически не согласились сначала следователь, который ведет дело о крупном мошенничестве, а на слушаниях в суде - и прокурор. Представитель надзорного ведомства настаивал, что, согласно материалам расследования, здание было похищено у его настоящих собственников, поэтому арест просто необходим. Хотя бы для того, чтобы отстоять законные права потерпевших, лишившихся недвижимости в результате мошеннических действий организованной группы, все участники которой еще устанавливаются. Вполне возможно, что к концу расследования свидетели по делу превратятся в обвиняемых.
Судья Алексей Криворучко с такими доводами полностью согласился. По мнению служителя Фемиды, следователь, отказав снять арест со здания, не нарушил никаких законных прав Эйдлена. В результате в удовлетворении жалобы бизнесмена было отказано.
Стоит отметить, что перед Новым годом вокруг похищенного здания развернулась и серьезная «закулисная» борьба. По мнению очевидцев, сначала Сагив Ротенберг (находится в розыске), который испытывает в Израиле серьезные проблемы, звонил в Санкт-Петербург и имел с собеседником весьма жесткий разговор: требовал немедленно «решить проблему» по снятию ареста с особняка. Абонент из северной столицы поспешил в Москву, где и расследуется дело о мошенничестве. А потом последовал запрос от одного из питерских депутатов в одно из подразделений МВД РФ, курирующее работу ГСУ ГУ МВД по г. Москве. Запросу тут же дали ход, и на одном из заслушиваний по делу обсуждалась необходимость того, чтобы снять арест со здания. Мол, покупатель особняка Марк Эйдлен несет серьезные убытки. Однако при новом начальнике Следственного департамента МВД РФ Александре Савенкове просто невозможны сомнительные схемы, когда депутатский запрос служит предлогом для принятия решений, ущемляющих права потерпевших. Поэтому таким образом снять арест со здания не вышло. Отказал в этом и Тверской суд.
В производстве ГСУ ГУ МВД РФ по г. Москве сейчас находится серия уголовных дел в отношении Сагива Ротенберга, его брата Нира, а также Михаила Левитина, Владимира Скульского, Валерия Зуева и еще группы лиц. Они (в основном заочно) обвиняются в том, что, представляясь сотрудниками крупного израильского инвестиционного фонда, предлагали российским бизнесменам выгодные сделки по покупке у них зданий, участков земли или вложению средств на территории еврейского государства. Заканчивались все эти случаи одинаково: предприниматели лишались и денег, и объектов недвижимости.
Так, в 2011 году Ротенберги, Левитин и Скульский заинтересовались покупкой в Санкт-Петербурге здания, которое принадлежит ООО «Транспортные системы». Руководителям фирмы было объявлено, что покупка осуществляется для инвестфонда из Израиля. Стороны договорились, что сумма сделки составит 60,9 млн евро, из которых 47 млн евро пойдут продавцу, а остальные деньги достанутся Ротенбергам в качестве вознаграждения за посреднические услуги. Здание должны были оформить на гражданина Израиля Антона Смирнова. Однако в самый последний момент Левитин объявил, что сделка находится на грани срыва: документы не соответствуют требованиям законодательства Израиля, и для решения этой проблемы срочно нужны 3,5 млн евро. Эти деньги были выплачены злоумышленникам.
По договоренностям сторон, представители «Транспортных систем» должны были получить 47 млн евро сразу после регистрации права собственности на здание на Смирнова. Однако денег так и не увидели. Более того, новый хозяин недвижимости Смирнов моментально переписал дом на Валерия Зуева, а тот, согласно документам, сразу продал его Марку Эйдлену. На здание был наложен арест.
Согласно израильским изданиям, бизнесмен Марк Эйдлен имеет израильское и российское гражданство и является членом управления федерации тенниса Санкт-Петербурга. «Марк Эйдлен репатриировался в Израиль в 1989 году, позже вернулся в Россию и постоянно проживает в Санкт-Петербурге. Однако он часто приезжает в Израиль, где живут его родители и друзья. Старший сын Марка служит в израильской армии», - рассказывало агентство newsru.co.il.
В Израиле сейчас проживают и находящиеся в розыске граждане этой страны Сагив Ротенберг, Михаил Левитин и Валерий Зуев. Проблемы Сагива Ротенберга, о которых сообщалось ранее, как можно предположить, связаны с историей, о которой рассказывала «Независимая газета». По данным издания, в Израиле незадолго до мартовских выборов в Кнессет разгорелся коррупционный скандал. Полиция разрешила обнародовать информацию о высокопоставленных политиках, задержанных по подозрению во взяточничестве. Среди подозреваемых оказались влиятельные представители партии «Наш дом Израиль» (НДИ), возглавляемой министром иностранных дел Авигдором Либерманом. Сагив Ротенберг, согласно сообщениям СМИ, не только долгое время был пресс-секретарем Либермана, но и много лет является видным функционером партии «Наш дом Израиль».

Совещание в МВД по «звонку» из Израиля
Что касается «закулисных» игр, происходивших в ноябре-декабре 2014 года, то, по мнению очевидцев, события развивались следующим образом. Осенью Сагив Ротенберг, сразу после начала коррупционного скандала в Израиле, позвонил в Санкт-Петербург своему хорошему знакомому Марку Эйдлену. Сагив неплохо знает русский язык, но в этот раз он привлек в качестве переводчика своего подельника Михаила Левитина. Левитин и Ротенберг поставили перед Эйдленым вопрос «ребром»: здание на Большой Конюшенной, которое буквально задором переписали на Марка для последующей продажи, надо срочно реализовать. А вырученные средства направить в Израиль. По мнению очевидцев, собеседники потребовали от Эйдлена решить проблемы по снятию ареста и на это не скупиться. Тем более, раньше на подобные цели в РФ уже было переведено и так немало средств.
Как предполагают наблюдатели, сразу после этого у Эйдлена состоялась беседа с высокопоставленным сотрудником Следственного департамента (СД) МВД РФ, который среди прочего курирует работу ГСУ ГУ МВД по г. Москве. Этот сотрудник достался нынешнему главе СД Александру Савенкову «в наследство» от бывшего начальника департамента Юрия Алексеева. Полицейский, как полагают наблюдатели, с пониманием отнесся к проблеме Эйдлена и объяснил ему существующие механизмы снятия ареста с объектов недвижимости. В результате вскоре в МВД РФ был направлен депутатский запрос, в котором уверялось, будто Эйдлен добросовестный приобретатель и несет убытки от обеспечительных мер на особняк. Все это неправда. СМИ подробно рассказывали, что Эйдлен не только друг Ротенберга, но и фактически выполнял функции его представителя на территории РФ. Однако запрос дал основание высокопоставленному сотрудники СД МВД РФ провести заслушивание по делу, во время которого он заявил, что расследование может длиться годами, все это время будут ущемляться права добросовестного приобретателя Эйдлена, и со здания необходимо снять арест. Однако добиться нужного результата сотруднику МВД РФ и Эйдлену не удалось.


воскресенье, 11 января 2015 г.

Нашествие Хинштейна…

…на систему МВД продолжается

Александр Хинштейн

Очередной официальный депутатский запрос в Генпрокуратуру направил Александр Хинштейн. Поводом стало прекращение ГСУ СК РФ уголовного преследования и полная реабилитация Владимира Морозова – бывшего главы следственного управления по Москве. В настоящий момент дело возобновили, даже не запросив его и не изучив. Неужели мнение одного депутата сегодня – это истина первой инстанции, и Хинштейн снова победил? Только по правилам ли он играет? И есть ли у него вообще право играть судьбами людей?
А таких судеб не мало. Геннадий Панин (в 2002 году начальник УВД по Ивановской области), которого, лишь на основании слов губернатора, Хинштейн назвал «неофициальным хозяином Ивановской области», обвинив практически во всех возможных должностных преступлениях. Эта история для Панина закончилась выходом на пенсию и инфарктом.  За следующим примером далеко ходить не надо, вновь Иваново. В 2012 году «на зуб» депутату попал бывший начальник УГИБДД полковник Брусочкин. Но уполномоченными на то органами власти Брусочкин был реабилитирован и получил компенсацию морального вреда. Жаль только, что рапорт на пенсию в разгар сплетен и дрязг вокруг своего честного имени он успел написать. Совсем недавняя история - генерал Никитин (по странному стечению обстоятельств, все тоже Иваново). Новая жертва журналиста. Исход «дела Никитина» пока неизвестен. Следствие все расставит на свои места. Виновность же генерала определять не Хинштейну в своих публикациях, а суду. На этот раз за своего руководителя вступились коллеги начальника УМВД России по Ивановской области, обратившись с открытым письмом к Владимиру Путину. Такого вряд ли автор скандальных статей ожидал, ведь он так явно намекает на то, что система расшатана, что каждый в ней только за себя, а тут такое опровержение… Еще и в отношении генерала Морозова дело прекратили. Уж ему-то в своем творчестве Александр Хинштейн давно отвел особенное место.
 Тот факт, что для Хинштейна принципиальна разница, будут ли его мысли отражены в виде депутатского запроса или в протоколе допроса свидетеля, окончательно убеждает в том, что запятнать имя генерала Морозова, честно отдавшего службе закону и государству более 30 лет, есть его личный интерес. А то, с каким усердием он к этому относится - практически дело жизни. Недосказанного, зашифрованного между строк в этой «борьбе» слишком много, но главный вопрос один: на каком жизненном перекрестке пересеклись журналист Хинштейн и принципиальный служитель закону Морозов?

Дела давно минувших дней…
«Нет ничего удобнее, чем прятать грехи за завесой красивых правильных слов», пишет Александр Хинштейн в своей статье «Ты помнишь, Морозов, дороги Смоленщины». Может быть, речь здесь идет вовсе не об отставном генерале, а о самом авторе. И есть грехи, которые ему самому надо спрятать, да еще так, чтобы они не проступили через десятки страниц красивых и правильных слов?
При тщательном изучении безупречной биографии бескомпромиссного борца с коррупцией, такой «грех» все-таки нашелся.
 Александр Хинштейн в 1999 году привлекался к уголовной ответственности за подделку документов. 14 мая 1999 г. он был задержан сотрудниками ГИБДД после нарушения им правил дорожного движения. Во время проверки документов предъявил сотрудникам милиции поддельное удостоверение капитана уголовного розыска Матвеева Александра Евгеньевича, выданное ГУВД г. Москвы (номер удостоверения - 03726). При осмотре автомобиля обнаружили еще ряд поддельных документов. В результате Хинштейна доставили в ОВД "Покровское-Стрешнево", где он был задержан по ст. 122 УПК РФ и отправлен в изолятор временного содержания.   
Примечательно, что начальником следственной части в этом УВД был Морозов Владимир Дмитриевич. И он лично участвовал в задержании будущего депутата, лично санкционировал обыск места жительства нарушителя закона.
Явно, что личная обида - истинная мотивация репрессивных сочинений Александра Хинштейна про генерала Морозова.
Да и к тому же нападение – это лучший метод защиты. Ведь все нюансы уголовного дела давно минувших дней бывший начальник следственной части знает, как никто другой.
Ему прекрасно известно, что дело было прекращено Следственным Комитетом МВД России по ст. 6 УПК «вследствие изменения обстановки», что не является реабилитирующим обстоятельством. Затем дело направляется в прокуратуру, где прекращается по ст.5.2. УПК («за отсутствием состава преступления»), что в свою очередь реабилитирует подозреваемого.
Сегодня найти истину можно даже не пытаться. Дела в архиве нет. Таинственным образом оно исчезло. Видимо, режим секретности перестал быть препятствием для Хинштейна еще тогда, в начале 2000-х.
Войну Морозову журналист объявил лично в 2003 году. Тогда Владимир Дмитриевич был назначен на должность  начальника УВД по Зеленоградскому АО г. Москвы. Александр Хинштейн, став депутатом, и, видимо почувствовав свою силу и безнаказанность (в которой частенько обвиняет служителей закона разного уровня) заявил своему старому обидчику: «Работать спокойно я тебе не дам!». И не дал… Ведь именно тогда и появились первые публичные обвинения…

Другая сторона медали…
Историография нашествия Хинштейна на Морозова уже достаточна богата.  В основном это литературные, практически, художественные произведениями (в искусстве владением словом депутату не откажешь), меньше фактов. Да и те искажены призмой времени. 
Обратимся, например, к «…дорогам Смоленщины…». Автор так явно давит на неумение Морозова работать в команде, усматривает в банальных мероприятиях оперативно – розыскной деятельности «схемы» атак на частные предприятия и коммерческие структуры, оперирует громкими названиями «жертв полицейского беспредела» - «Норли-Т», «Промконсервы» и др.
Обратимся к фактам. «Норли-Т» – фирма, занимающаяся производством рыбопродуктов в г. Вязьме. В ФНС Смоленской области была подана декларация на возмещение НДС на сумму 107 миллионов рублей. При помощи четырех фирм однодневок, фирма «Норли-Т» фиктивно приобретала рыбопродукты в г. Москве и Московской обл., что потом позволило им выставить возврат НДС на вышеуказанную сумму. По данному факту возбуждено уголовное дело по ч.4 ст. 159 УК РФ. Пока шла прокурорская проверка, изъятые оригиналы документов было необходимо вернуть. Когда дело дошло до проведения экспертизы и определения принадлежности подписи главного бухгалтера, подлинные документы таинственным образом из офисов «Норли-Т» исчезли. Имеющиеся копии были для экспертизы не пригодны. Преступление осталось нераскрытым, виновные не наказаны.
Автор назвал эти события «полицейской травлей», а может быть причина такого исхода в волоките и формальном отношении к делу совсем иных правоохранительных органов и органов местного самоуправления?
Совсем сказочной кажется история про комбинат «Промконсервы». Полицию в своей сказке автор сделал антигероем. Мало того, что ценный и качественный продукт злодеи отобрали, еще и сгущенки на 16 млн. съели. Только умалчивает Александр Евсеевич, что Руднянский молокозавод реализовывал сгущенное молоко, которое впоследствии оказалось фальсификатом. Об этом было выдано официальное заключение институтом Роспотребнадзора Российской Федерации. На качество продукции Руднянского завода имелось несколько заявлений из разных регионов Российской Федерации. Была проведена контрольная закупка, исследование, возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 159 УК РФ. По факту было изъято 400.000 банок молока, которые после отмены судом возбуждения, вернули на молокозавод, чему есть документальное подтверждение.
Однако если бы автором двигала борьба с коррупцией, а не личные мотивы, то он бы основательно изучил материалы дела и задался вопросом, почему его прекратили и позволили кормить страну фальсифицированным продуктом. Вместо этого принципиальный подход сотрудников полиции Александр Хинштейн громко и красиво называет «почти бандитским стилем».
У любой медали две стороны. Таким же образом можно опровергнуть каждое обвинение Александра Хинштейна по отношению ко всем смоленским правоохранителям и Владимиру Морозову, в частности.
Неопровержимо одно – это личная неприязнь автора статьи к генералу Морозову.
Подтверждает это и откровенная ложь о том, что «Морозов, например, просил своего «наследника» продолжить компанию против парламентария…» Михаил Скоков, нынешний начальник УМВД России по Смоленской области, прокомментировал это так: «С подобными просьбами никто ко мне не обращался. Разговора на эту тему с Морозовым у меня не было. Да и с Мишнёвым тоже».
 Не ясно в этой ситуации одно. С каких пор личная неприязнь в нашей стране может послужить основанием для возбуждения уголовного дела? И неужели теперь приложением к депутатскому креслу становится безграничная осведомленность в делах тайных и грифованных? А может быть, Александр Хинштейн злоупотребляет своим служебным положением, лоббируя личные интересы, и нам тоже стоит направить письмо Генеральному прокурору?
Заметили закономерность, что то, в чем журналист пытается обвинить солдат правопорядка, отражается в нем самом? Возможно, поэтому слово и стало «личным оружием возмездия» (выдержка из его же нашумевшей статьи)  Александра Хинштейна по отношению к настоящему офицеру, принципиальному и честному руководителю генералу Морозову.
А честные и принципиальные профессионалы своего дела – это фундамент системы Министерства внутренних дел. Жаль, что один человек по кирпичику этот фундамент разрушает, так, из вредности, от обиды. И если ничего не предпринять сейчас, то дальше будет поздно.