вторник, 24 февраля 2015 г.

«Муха – Два процента»

Как в службе безопасности "Роснефти" во главе с Наилем Мухитовым пилят бюджет компании

Завышенные сметы, многомиллионные откаты и распилы, конкурсы под своего подрядчика – все это постепенно становится достоянием гласности даже в компаниях, которые всеми силами пытаются не выносить сор из избы.
Не обошли стороной разоблачения и крупнейшую государственную нефтедобывающую компанию «Роснефть». Вот что произошло, когда «Роснефть» решила модернизировать крупнейший нефтеперерабатывающий завод на юге России – Туапсинский НПЗ...

После согласования со Службой безопасности стоимость оборудования выросла в 2,5 раза
Модернизация производства Туапсинского НПЗ (одного из старейших в отрасли) была призвана обеспечить качественным топливом весь Юг России. Кроме того, учитывая географическое положение и перевалочные мощности в Туапсе, у "Роснефти" расширятся возможности по альтернативе экспорта продукции.
Модернизация завода идет, но осадочек (как в известном анекдоте) остался. Причем, как в карманах ответственных сотрудников «Роснефти», так и в продукции Туапсинского НПЗ, по-прежнему оставляющей желать лучшего.
Вот, например. В рамках модернизации Туапсинского НПЗ компания «Роснефть» приняла решение о создании Узла дозирования присадок. Провели тендер, по итогам которого установили, что минимальная стоимость оборудования составит 98,7 млн рублей. Однако после трехмесячной выдержки бумаги завернули и объявили о повторном тендере.
А в новом тендере победил поставщик, предложивший «Роснефти» купить оборудование для Узла дозирования присадок за 245,3 млн рублей. То есть за цену, которая превысила первое предложение в 2,5 раза! (см. фотокопию документа в конце статьи)
По мнению источников в «Роснефти», подобные ситуации с более чем двухкратным повышением закупочной цены невозможны без личной заинтересованности как минимум одного человека – руководителя Службы безопасности НК «Роснефть» Наиля Мухитова.

Зачем «Роснефти» деньги из Фонда национального благосостояния?
Президент «Роснефти» Игорь Сечин не похож на системного мошенника. Убежденный государственник, преданный лично Владимиру Путину, не стал бы намеренно выстраивать систему управления госкорпорацией, в основе которой воровство и коррупция.
Действительно, с приходом в компанию Игоря Сечина все контракты стали проходить многоступенчатую проверку различными подразделениями «Роснефти».
Однако тотальный контроль в итоге трансформировался в абсолютное беззаконие.
Последнее слово в ходе процедуры проверки конкурсной документации принадлежит Службе безопасности НК «Роснефть». Многие безопасники являются выходцами из правоохранительных структур. И среди них немало действительно честных профессиональных офицеров. Но им остается только разводить руками, когда даже после отрицательных заключений на подпись к руководству попадают контракты с многократно завышенной ценой.
У бывших силовиков строгая дисциплина и субординация: не принято прыгать через голову начальства и выносить сор из избы. А неподконтрольность Службы безопасности любым другим структурам «Роснефти» позволяет Наилю Мухитову действовать с размахом, не опасаясь быть наказанным.
С приходом г-на Мухитова в НК «Роснефть» с отдельными проявлениями коррупции было покончено. Однако теперь коррупция в госкомпании приобрела системный характер.
С каждого дружественного подрядчика за положительное заключение Службы безопасности о соответствии участника закупки установленным критериям берется сумма равная 2% от стоимости лота. Ставка небольшая, но, как говорится, делают прибыль за счет оборотов.
Один из последних примеров. В апреле 2014 года тот же Туапсинский НПЗ направил в головной офис свою оценку на поставку электротехнического оборудования на сумму 1,2 млрд рублей. Цена соответствовала среднерыночной, компания-поставщик обладала репутацией надежного партнера. На Туапсинском НПЗ уже готовились в ноябре 2014 года монтировать новое оборудование.
Но что-то пошло не так. То ли поставщик пожалел жалкие 24 млн рублей Наилю Мухитову, то ли г-н Мухитов решил отдать крупный контракт другой организации, более подконтрольной.
В итоге через три месяца ответственные подразделения "Роснефти" объявили о проведении повторного тендера. Победитель пока неизвестен, но с учетом роста курса долллара рыночная цена необходимого оборудования выросла в два раза, и даже без учета коррупционной составляющей превышает 2 млрд рублей.
Однако, по логике руководства Службы безопасности, нет никакого смысла экономить для государственной компании миллиард, если лично ты с этого ничего не получишь.

Своим – всё, чужим – закон
Как у многих топ-менеджеров госкорпораций у Наиля Мухитова есть свои подшефные компании. Служба безопасности не только не ставит им палки в колеса при получении заказов от "Роснефти", но и настоятельно рекомендует всем структурам госкомпании работать именно с ними.
В число таких счастливчиков входят ЗАО «ВТМ», ОАО «Промфинстрой», ООО «Нефтестройюгра», ООО «Газмонтаж», франко-английская «Этирекс-Кромалокс». Например, объем потребности НК «Роснефть» в услугах последней компании оценивается более чем в 5 млрд рублей.
В случае с вышеперечисленными подрядчиками размер отката повыше: от 5 до 10% от суммы контракта. При этом и спектр предоставляемых Службой безопасности услуг гораздо шире. Люди г-на Мухитова жестко и последовательно контролирует процесс согласования документов по этим компаниям, требуя от руководителей дочерних компаний и структурных подразделений центрального аппарата безусловной поддержки на крайне невыгодных для НК «Роснефть» условиях.
А если добавить к вышеизложенной информации тот факт, что все топ-менеджеры "Роснефти" назначаются только после согласования со службой безопасности, становится понятно, почему все они впоследствии принимают решения в интересах г-на Мухитова.
Можно представить себе, что после опубликования этой статьи будут назначены служебные проверки. И конечно же выяснится, что все победители конкурсов «Роснефти» стали таковыми на полностью законных основаниях. А Наиль Мухитов просто стал жертвой интриг и разоблаченных им коррупционеров.
Доказательством отличной работы команды г-на Мухитова послужит целый ряд выявленных фактов получения денежных средств отдельными сотрудниками дочерних предприятий "Роснефти": "Ванкорнефть", Сызранский НПЗ, Туапсинский НПЗ. Кроме того, Служба безопасности продемонстрирует борьбу с несанкционированными врезками в трубопроводы.
Но это будет даже не вершина айсберга, который должен показывать реальную работу Службы безопасности, а лишь кусочек льда в стакане.
Случаи получения откатов руководством Службы безопасности "Роснефти" вряд ли когда-либо будут расследоваться или (что еще сложнее представить) рассматриваться судом. Все взятки и откаты формируются по обоюдному согласию сторон. Тем более сторонам очень просто договориться: ведь и там, и там в роли переговорщиков выступают бывшие или действующие силовики.
Фактически служба безопасности НК «Роснефть» под руководством Наиля Мухитова превратилась во всемогущего корпоративного монстра, который под экономической безопасностью госкорпорации давно стал понимать собственные финансовые интересы. И полное отсутствие контроля, обширные связи в силовых структурах, последнее слово при согласовании всех контрактов и претендентов на замещение вакантных должностей сделали г-на Мухитова абсолютно неуязвимым.
Анализ лишь двух эпизодов закупки оборудования для Туапсинского НПЗ позволил нам "сэкономить" почти 2 млрд рублей. Не секрет, что все затраты "Роснефти" в итоге входят в себестоимость дешевеющего барреля на зарубежном рынке и дорожающего бензина на внутреннем. Мы не стремимся гневно срывать покровы и разоблачать госкорпорацию "Роснефть". В компании есть грамотные и честные управленцы. К сожалению, тяжелое бремя госкорпорации подразумевает проведение политики «кадрового отстойника», когда на высокие должности назначают не профессионалов, а заслуженных отставников, бывших силовиков, чьих-то друзей и родственников.
Сегодня цена, которую приходится платить за это "Роснефти" слишком высока. Это миллиарды рублей не начисленные в виде пенсий и детских пособий, недофинансированные социальные проекты, незавершенная модернизация вооруженных сил на фоне кризиса в отечественной экономике и недружественной внешней политики западных стран.



понедельник, 16 февраля 2015 г.

Абызов устроит передел в сфере ЖКХ

В руках министра по вопросам Открытого правительства РФ Михаила Абызова (больше известного как «рубильник») появился инструмент влияния на очередную отрасль, которая вошла в круг его коммерческих интересов. Между Открытым правительством и фондом «РосЖКХ» Алексея Навального будет подписано соглашение о борьбе с коррупцией в жилищно-коммунальной сфере.

Михаил Абызов

Однако, как доказывает биография Абызова, каждая попытка наладить дела в стране оказывается лишь ширмой для личного обогащения министра и аффилированных ему компаний. Из РАО "ЕЭС" Михаил Абызов вышел не с пустыми руками. Потом заработал на инсайде и откатах, курируя Открытое правительство РФ. В декабре 2014 года он принимал непосредственное участие в спекуляциях с целью обесценивания рубля. Теперь Абызов взялся за передел сферы ЖКХ.

Миллиарды в семью

Напомним, что три года назад Михаил Абызов официально оставил бизнес и возглавил Открытое правительство РФ. Одной из задач, поставленных перед ним, стала борьба с коррупцией. Но в центре коррупционных скандалов оказался сам министр.

Ранее Абызов был председателем совета директоров бизнес-группы RU-COM, а также входящей в ее состав крупнейшей инжиниринговой компании России ОАО «Группа Е4». Помимо этого он является владельцем бизнеса в Великобритании. Расследования показывают, что Абызов контролирует «от сорока до пятидесяти» компаний и фондов на Кипре, Британских Виргинских и Каймановых островах. Через эти и другие фирмы он фактически владеет активами в Великобритании и США стоимостью не менее 600 млн долларов. Журнал «Форбс» подсчитал, что в настоящее время общая стоимость раскрытых активов Абызова, находящихся в России, достигает $1 млрд.

Сегодня министр Правительства РФ Михаил Абызов, чья работа должна улучшать жизнь граждан России, продолжает заниматься улучшением только собственной жизни. У силовиков давно появились к нему вопросы. Если за 2012 год, согласно декларации о доходах, Абызов заработал 60,328 млн руб., то в 2013 году — 282,9 млн руб. То есть за год госслужбы доход Абызова вырос в пять раз.

Правда, в 2012 году, чтобы формально соблюсти требования закона, Михаил Абызов перед переходом на госслужбу переписал активы на свою супругу. С тех пор Екатерина Сиротенко владеет кипрской конторой Eforg Asset Management Ltd., которая является единственным акционером ОАО «Группа Е4». Таким образом, Абызов сохранил прямой контроль над аффилированной ему компанией.

Интересно, что владея крупнейшим в России инжиниринговым холдингом, Екатерина Сиротенко два года подряд указывает в своей декларации доход 341 тыс. руб. Учитывая многомилионные обороты "Группы Е4", эта цифра выглядит более чем странно.

Зато, согласно официальной декларации, динамично укрепляется благополучие семьи Абызовых. На сегодня они владеют квартирой в 135,4 кв. м, двумя участками по 1337 и 3663 кв. м, двумя жилыми домами по 551,1 и 899 кв. м, квартирами по 317,9 и 85,1 кв. м, дачей в 278,5 кв. метров. Также у Абызова и Сиротенко появились квартира в Великобритании (341 кв. м, плюс гараж 80 кв. м) и загородный дом в Италии (180 кв. метров). На парковке тоже всё красиво: у Абызова — Mercedes-Benz SL 55 AMG, Mercedes-Benz S500, автоприцеп МЗСА, мотоциклы Harley-Davidson FLSTN, BMW K1200LT и Ducati, вертолет Robinson R44 Clipper II; у Екатерины Сиротенко —
Porsche Cayenne, Porsche Panamera, два Range Rover и Mercedes-Benz S500.

Похоже, что критика Общероссийского народного фронта в адрес Михаила Абызова, обвинения в непрозрачности и неоткрытости не возымели своего действия. Министр по-прежнему продолжает игнорировать претензии организации, лидером которой является Президент РФ Владимир Путин. В обход федерального законодательства, запрещающего чиновникам заниматься бизнесом, он открыто продолжает отстаивать свои бизнес-интересы. Свежий пример — Абызов подал в суд на российского предпринимателя Виктора Вексельберга и пытается отсудить 0,5 млрд долларов.

За спекуляции Абызова бюджет заплатит дважды

В министерском кресле Абызов продолжает развивать свою компанию, причем делает это вопреки экономическим интересам России и ее граждан. "Группа Е4" получила самые сочные госконтракты, начала строить ряд стратегически значимых объектов. А затем по указанию Абызова «Группа Е4» закупила валюту на кредитные средства и начала расшатывать курс рубля.

В декабре 2014 года компания кинула всю свою наличность на биржу – «топить» рубль, — получила сверхприбыль и отправила капиталы в оффшор. Не случайно в конце прошлого года «Группа Е4» прекратила платить по кредитам, сумма которых в общей сложности достигла 30 млрд рублей, также приостановилась выплата зарплаты сотрудникам. Только за январь сумма непогашенных займов достигла почти 2 млрд руб.

В результате спекуляции Абызов обогатился, его компания оказалась в предбанкротном состоянии, а большая часть населения России — в тяжелейшем финансовом кризисе. Располагая конфиденциальной информацией государственной важности в качестве главы Экспертного совета при Правительстве Абызов не только «проморгал» валютную панику на бирже, но всячески эту панику развивал. Впрочем, в «Группе E4» продолжают утверждать, что экономику проектов значительно ухудшили «общая финансовая ситуация в стране и рост курса валют».

Последние два месяца кредиторы "Группы Е4" безуспешно пытаются в судах вернуть свои средства. Министр Абызов к компании как бы отношения не имеет. По оценке юристов, если владение осуществляется через цепочку офшорных компаний, то в российских судах доказать долг маловероятно. По сути, у банков и предприятий практически нет шанса доказать, что задолженность "Группы Е4" (учитывая, что бизнес находится в доверительном управлении) возникла вследствие личных решений реального владельца.

Таким образом, Абызов набрал кредитов, спровоцировал девальвацию рубля и вышел сухим из воды.

Но что произойдет с проектами "Группы Е4", если подрядчик будет не в силах завершить строительство? Всё очень просто. Государство будет вынуждено за бюджетные средства завершать объекты и вводить их в эксплуатацию.

Выходит, что налогоплательщики и бюджет страны дважды заплатят за «успех» своего министра. В первый раз – оплатив работы "Группы Е4". Во второй – еще раз оплатив завершение проектов холдинга, поскольку средства выведены и вести строительство не на что.

Прибыль от махинаций ушла в Силиконовую долину

Недавние финансовые скандалы с «Группой Е4» — не единственный пример «успешного бизнеса» Михаила Абызова, капитал которого складывался как раз из невозвращенных банковских кредитов и административному доступу к активам (в частности, через бывшего шефа Абызова в РАО "ЕЭС" Анатолия Чубайса).

В Великобритании Абызов провернул похожую схему с фирмой под названием "Powerfuel": непрозрачная система сбыта угля, непогашенные кредиты на сумму 90 млн фунтов, банкротство компании. Британские аналитики полагают, что за возобновление добычи на шахте заплатили ВТБ и ING (выдавшие кредиты на реанимацию шахты), а сливки снял менеджмент компании, в том числе сам Абызов.

Похоже, что с «Группой Е4» повторилась та же история. Компания получала от заказчиков деньги, но значительная их часть застревала в карманах конечных бенефициаров в оффшорных структурах.

Происходящее вызывает как минимум недоумение. В России на самом высоком уровне объявлен курс на деофшоризацию, а министр Правительства РФ выкачивает деньги из страны, создавая себе капитал из невозвращенных банковских кредитов...

Деятельность Абызова давно привлекла внимание журналистов из-за громких мошеннических скандалов. В частности, в свою бытность заместителем председателя правления РАО "ЕЭС" Михаил Абызов подозревался в незаконной скупке госпакета компании «Новосибирскэнерго». Этот факт даже фигурировал в уголовном деле, заведенном в отношении экс-губернатора Новосибирской области Виталия Мухи по ст. 160 «Присвоение или растрата» по факту незаконных действий с акциями «Новосибирскэнерго».

Еще один скандал произошел, когда компания «Красноярскэнерго» в качестве оплаты за поставленную электроэнергию начала принимать долгосрочные векселя новосибирского «Независимого оператора рынка энергии и мощности». С учетом того, что гендиректор «Красноярскэнерго» Михаил Кузичев являлся земляком Абызова, мысль о сговоре появилась сама собой.

Куда Абызов перевел свои деньги, публично не разглашается. Однако доказательства, которые он представил британским инвесторам, подразумевают, что средства были выведены в оффшоры. Другой аналитик, ссылаясь на данные, полученные год назад, сообщает, что Абызов «владел крупными активами на Западном побережье США. Там живет его семья. Средства, в основном, вложены в программные технологии Силиконовой Долины». По стечению обстоятельств, именно там живет и работает тесть Абызова.

Новый бизнес с Навальным

С самого начала создания Открытого правительства РФ общественность недоумевала: чем же занимается министр Абызов на своей должности? Особенно ему доставалось за бездеятельность по основному направлению – борьбу с коррупцией.

Понятно, что Абызов, лично являясь источником коррупции в Правительстве РФ, не мог бороться сам с собой. Нужна была весомая ширма, чтобы создавать видимость эффективной борьбы. И недавно Абызов объявил своим союзником видного оппозиционера Алексея Навального.

Примечательно, что Михаил Абызов помогал Навальному финансами и кое-какими заказами еще в самом начале карьеры блогера (наравне с Анатолием Чубайсом и Никитой Белых). Непосвященные читатели недоумевают: почему непримиримый борец с коррупцией Алексей Навальный упорно не замечает темных делишек Абызова? Причина кроется в лояльном отношении, подкрепленном устойчивой финансовой дружбой.

Крепкую дружбу Навального с Абызовым подтверждает еще и тот факт, что скандально известный оппозиционер публикует разоблачающие материалы на оппонентов Михаила. Самый "многострадальный" из них глава «Роснефти» Игорь Сечин. С влиятельным куратором ТЭК у Абызова сложились самые отвратительные отношения. Взаимное недовольство осталось и от сотрудничества с Аркадием Ротенбергом, которому Абызов «втюхал» свою долю компании «Мостотрест», рыночная стоимость акций которой упала на 67%.

На днях многолетнее взаимодействие Навального и Абызова перешло в публичную плоскость. Между Открытым правительством РФ и фондом «РосЖКХ» Навального будет подписано соглашение о сотрудничестве в сфере жилищно-коммунального хозяйства. Такое заявление сделал Абызов на конференции «Открытое государственное управление» в Москве.

Чиновник подчеркнул, что проекты, которые направлены на улучшение бытовых условий простых граждан, не имеют политической окраски. Поэтому система открытого государственного управления и механизмы Открытого правительства «направлены навстречу таким проектам и будут с ними взаимодействовать».

С помошью проекта «РосЖКХ» Навальный пообещал бороться с коррупцией и недостатками в работе жилищно-коммунальных служб. Оппозиционер назвал российский ЖКХ «черной дырой, в которую утекают колоссальные средства».

Таким образом, теперь у Абызова появился еще один ресурс для расправы со своими оппонентами – посредством псевдоборьбы с коррупцией в сфере жилищно-коммунальных услуг. Так что в скором времени данную отрасль ожидают большие потрясения и переделы сфер влияния.


Используя колоссальные рычаги государственной машины в своих коммерческих интересах, министр Абызов способствовал развитию в стране тяжелейшего экономического и социального кризиса. Сейчас у него будет еще один источник дохода, поглощающий несметные бюджетные ресурсы, – ЖКХ. Учитывая прежний опыт работы Абызова в энергетике (когда он отключал больницы и детские сады от электричества за неуплату), скоро жители России могут остаться без отопления, воды и канализации.

понедельник, 9 февраля 2015 г.

Зачем иркутский губернатор начал травлю силовиков?

Еще не успела высохнуть типографская краска в  печатных СМИ, опубликовавших жесткую речь главы кремлевской администрации Сергея Иванова о коррупции, как  разгорелся крупный медиа-скандал, в центре которого оказалась борьба с коррупцией и противодействие ей.   С интервалом   в четыре дня в федеральной газете «Наша Версия» вышли две статьи, в одной из которых сотрудников УФСБ по Иркутской области обвинили во всех грехах, а в другой – подробно объяснили «кто есть кто».
Когда в Иркутске  начали «наезд» на силовиков, его  предполагаемый заказчик – губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко – внимательно слушал руководителя Администрации Президента РФ Сергея Иванова. Сергей Борисович был по-военному строг и категоричен.
- Общество ждет решительных и результативных действий. В том числе, по искоренению всего того, что деморализует и ослабляет власть. А это – безответственность, некомпетентность, бюрократическая волокита, привычка плыть по течению и отделываться формальными отчетами. И конечно, прямую угрозу безопасности и национальному суверенитету страны несет коррупция, – заявил, выступая перед главами регионов,  руководитель кремлевской администрации.
Трудно сказать, начал ли после этих слов краснеть и потеть иркутский губернатор, но неуютно ему стало абсолютно точно. Ведь в статье «Иркутские силовики готовят Майдан» сотрудники ФСБ  обвинялись в заговоре с целью свержения губернатора Ерощенко и в «охоте» на членов  областного  правительства.  «Виноваты» же иркутские силовики были лишь в том, что в октябре 2014 года задержали по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере  министра промышленной политики и лесного комплекса Кирилла Торопова. «...Сумма-то не бог весть какая, всего несколько миллионов рублей!, - сокрушались авторы материала  в «Нашей Версии». - Так почему именно ФСБ?  Расправа?..»
 Вот лишь один из эпизодов бурной деятельности Кирилла Торопова. По проекту реконструкции дороги Токсимо-Бодайбо было необходимо произвести буровзрывные работы стоимостью 56 млн. рублей. Работы якобы были выполнены еще в 2013 году и оплачены из областного бюджета в полном объеме. Фактически же в ходе расследования выяснилось, что взрыв был произведен на небольшой глубине и максимальная его стоимость составила 3 миллиона рублей. Напрашивается вполне актуальный вопрос: «А взрывчатка куда подевалась?» И разве этот вопрос не в епархии ФСБ, учитывая современную историю терроризма в нашей стране?
В случае Торопова речь идет не о мелком жульничестве, как это пытаются представить его коллеги, а о целом комплексе коррупционных схем, которые «проворачивали» в дорожной и лесной отрасли Кирилл Торопов и его друзья – бывший вице-премьер областного правительства Михаил Литвин и генеральный директор Дорожной службы Радик Фаразутдинов (тоже уже бывший). И Литвина, и Торопова губернатор Ерощенко убрал из своего правительства, как только стало ясно, что Торопов начал, как говорится, «сотрудничать со следствием».
Правда, даже после ареста Торопова и объявления Литвина во всероссийский розыск, губернатор продолжал нахваливать этих чиновников. И сегодня невооруженным взглядом видно, что «болит душа» у главы региона за «обиженных» членов его правительства. Поэтому и к сотрудникам ФСБ, всерьез воспринявшим призыв президента Путина дать бой коррупции, отношение у Сергея Ерощенко суровое. Хотя, как показало выступление Сергея Иванова, именно позицию силовиков поддерживают в Администрации Президента.
- Считаю, нам необходимо полностью исключить практику закупок для государственных и муниципальных нужд у аффилированных с властью структур. В том числе, у родственников, друзей и других приближенных к власти лиц. Прекратить бездумно тратить бюджетные средства на обеспечение необоснованного личного комфорта. Словом, государственным служащим всех рангов нельзя барствовать. Нужно подавать личный пример безупречного поведения и скромности, – подчеркнул Сергей Иванов.
Вот только к скромности иркутские чиновники высокого ранга не привыкли. Точно так же, как и не считают зазорным путать государственный и личный карманы. О том, что в Иркутской области государственные контракты на миллионы рублей получают компании, напрямую связанные с губернатором – известный факт. Об этом писала даже правительственная «Российская газета». Есть и примеры конфликта интересов, когда родственники министров работают на предприятии, которое является единственным поставщиком материалов для строительной компании, возводящей детские сады под выкуп. Об этом недавно сообщил  иркутский интернет-портал «Большой город».
Только вот глава Иркутской области Сергей Ерощенко подобные факты предпочитает не видеть. Сейчас он занят активным освоением средств федерального и областного бюджетов: строит за 1,5 миллиарда рублей 4 километра дороги возле принадлежащего ему элитного коттеджного поселка «Гринлэнд», безуспешно  ищет инвесторов в проект реконструкции иркутского аэропорта стоимостью  50 миллиардов рублей и пытается очернить тех, кто в Иркутской области действительно борется с коррупцией.
Только достаточно хорошо ли рассчитала команда губернатора последствия столь  жесткого «наезда» на силовиков? Обвинение в том, что правоохранители готовят чуть ли не «оранжевую революцию» в Сибири – оно, знаете ли, способно вернуться тем еще бумерангом. Ведь в вопросе реальной борьбы с коррупцией, с различными «откатами» и «распилом» позиция  сотрудников  Федеральной службы безопасности ясная и четкая.  А вот  руководство Иркутской области,  «благодушно» наблюдавшее за «распилом» и «откатами», да еще и  вставляющее силовикам  палки в колеса –  оно, так уж выходит,  по другую сторону  баррикад.


воскресенье, 8 февраля 2015 г.

Коломойский нашел неожиданного союзника в войне с Вексельбергом

Украинский олигарх Игорь Коломойский и министр Правительства РФ Михаил Абызов объединились в борьбе с российским предпринимателем Виктором Вексельбергом. Последний давно хочет заполучить Стахановский завод ферросплавов Коломойского и для этого даже делегировал в Луганскую народную республику топ-менеджера «Реновы» Марата Баширова.

Вексельберг неоднократно предлагал Коломойскому продать ферросплавный завод. А теперь и продавать не надо. Достаточно просто сменить менеджмент. Игорь Коломойский это понимает и стремится сохранить свою разрушающуюся империю. Но в России он самостоятельно действовать, разумеется, не может. Поэтому привлек на свою сторону Абызова, чтобы бороться с Вексельбергом руками министра.
С Абызовым украинский олигарх неоднократно пересекался в энергетическом секторе. В частности, оба боролись за контроль над ОАО «НИИ «Энергопроект» (Харьков). Потом, однако, нашли общий язык.
Именно Коломойский помог Абызову выйти сухим из воды, когда произошел взрыв газораспределительного узла в жилом доме, в результате которого погибло 23 человека. Претензии выдвигались владельцам ОАО «Днепргаз» Абызову и Вексельбергу (напомним, что в 2006 году Абызов напополам с Вексельбергом приобрел контрольные пакетов акций четырех газораспределительных организаций в Украине - "Днепрогаза", "Донецкгоргаза", "Криворожгаза" и "Харьковгаза").
Благодаря содействию влиятельного украинца Коломойского ответственность за взрыв в Днепропетровске была возложена на государство (которое передало газовые сети в частные руки), а не на новых хозяев предприятия (которые не хотели тратить деньги на поддержку сетей). Три бывших руководителя «Днепргаза» попали под амнистию, само же предприятие было обанкрочено.
Михаил Абызов остался крайне благодарен Коломойскому за хлопоты. Поэтому, когда пришло время Абызову выручать Коломойского, министр начал создавать барьеры для своего бывшего партнера – Виктора Вексельберга. Так Абызов весьма технично подставил вексельберговский «КЭС-холдинг», задержав ввод четвертого энергоблока на Пермской ГРЭС.
Дело в том, что Пермский край с точки зрения генерации электроэнергии является избыточным. То есть не только закрывает потребности промышленных предприятий региона, но и поставляет энергомощности в соседние области. А вот в Свердловской области недостаток электричества является сдерживающим фактором для развития производства. Скажем, для глиноземных предприятий «Русала», которому экономически нецелесообразно наращивать производство алюминия из-за дорогой электроэнергии.
А Свердловская область находится в зоне ответственности «КЭС-холдинга». Именно с этой структуры Вексельберга требуют наладить производство дешевой электроэнергии. «КЭС-холдинг» мог бы закрыть потребность Свердловской области, если бы проблемный подрядчик - группа Е4 (ее бенефициаром является Михаил Абызов) - своевременно ввел в эксплуатацию четвертый энергоблок на Пермской ГРЭС. Путем, скажем, переброски избыточной электроэнергии из Пермского края.
Однако следует признать, что Михаил Абызов не только подставил Виктора Вексельберга под каток завышенных требований со стороны Правительства РФ, но и показал, к кому Кремль благосклонней. Ведь Правительство РФ, в котором состоит Михаил Абызов, не только перенесло ввод четвертого блока Пермской ГРЭС (800 МВт) с 31 декабря 2015 года на 30 июня 2017 года, но и простило возможные неустойки (до 110 млн рублей в месяц). При этом в сходной ситуации при обращении «КЭС-холдинга» в Правительство РФ о переносе даты ввода энергоблока, сроки были перенесены на более близкую дату.
Отметим, строительство энергоблока на Пермской ГРЭС входит в обязательную инвестпрограмму «Интер РАО», обеспеченную договорами на поставку мощности. Как отмечают участники рынка, решение правительства беспрецедентно. Но ни Минэнерго, ни в «Интер РАО» ситуацию не комментируют.
Это не первая конфликтная ситуация между двумя миллиардерами - Абызовым и Вексельбергом. В декабре 2013 года Вексельберг подал иск, в котором требует признать недействительным опцион Абызова, который тот получил в сентябре 2011 года. В свою очередь, министр подал встречный иск к компаниям, бенефициаром которых является Вексельберг. Чиновник утверждает, что со структурами Вексельберга были заключены устные соглашения в 2006 и 2011 годах, касающиеся опциона на акции "КЭС-Холдинга" (Вексельберг - его основной владелец), которые бизнесмен якобы нарушил. Истец оценил ущерб от нарушения устного соглашения в 488,4 млн долларов.
По данным РБК, Абызов, до 2006 года работавший в РАО ЕЭС, инвестировал в акции энергетических компаний, вошедших впоследствии в "КЭС-Холдинг". Изначально между партнерами якобы существовала договоренность, по которой Абызову причиталось 41,65% "КЭС-Холдинга", Вексельбергу – 43,35%, а еще 15% ​распределялись между Вексельбергом и тогдашним гендиректором КЭС-Холдинга" Михаилом Слободиным (сейчас руководит «ВымпелКомом»). В 2009 году структуры Вексельберга продолжили скупку акций, и доля Абызова стала ниже ранее оговоренной. В конце января 2015 года Вексельберг заявил, что у Абызова нет опциона на покупку акций "КЭС-Холдинга".
Как видим, конфликт между Михаилом Абызовым и Виктором Вексельбергом носит системный характер. Вполне закономерно, что и та, и другая стороны привлекают к войне сторонников и интересантов. Поэтому сотрудничество олигарха Игоря Коломойского (финансирующего националистические батальоны карателей «Днепр» и «Айдар») с Михаилом Абызовым никого не удивляет: о беспринципности Коломойского ходят легенды. Но Михаилу Абызову стоило бы тщательней выбирать союзников. Все-таки он сейчас не бизнесмен, а чиновник.


пятница, 6 февраля 2015 г.

Хватит делать иностранного инвестора богом

После перестройки и развала Союза, у нас как-то незаметно появился новый бог – Иностранный Инвестор. Эдакий белый господин, непременно в котелке и с тростью. Он прилетал на частном самолете, благоухал всеми свободно конвертируемыми валютами одновременно и привозил испытанные в других странах бизнес-модели, которые нужно было лишь чуть-чуть адаптировать к российским условиям.

От отечественного инвестора такой господин отличался не только цветом денег, но и тем, что их было много: деньги на проект в России у него никогда не были последними. Раз уж он решился вложиться в стране с высокими политическими рисками, значит где-то за бугром, в родных пенатах, у него имеется надежный диверсифицированный бизнес, создающий ему большой запас прочности.

Риск дело благородное, а возможные барыши – огромны, потому что рентабельность бизнеса на таких рынках бывает очень велика. А что касается рисков – их можно хеджировать, страховать. Как? Через коррумпирование чиновников всех уровней. Благо, уровень претензий аборигенов по западным меркам невелик, а богатство российской традиции взяточничества сложно переоценить. Правила можно создавать под себя. И менять хоть каждый день.

И понеслось. Лихая либеральная кавалерия с подачи Чубайса и под флагами приватизации рубила остатки советской хозяйственной системы – с ее ГОСТами, горизонтальными связями, планированием, социалкой… От раннего Горбачева до самого позднего Ельцина все советское выжигали каленым железом как неправильное и порочное, но везде, где можно, создавали западные формы хозяйствования с западными же, что особенно важно, хозяевами. В первых рядах, конечно, оказались самые смелые и находчивые проходимцы, которые тут же взяли в оборот не только наших чиновников (взятки в виде денег, дорогих подарков, поездок за границу), но даже и обывателей, создавая у тех, и у других культ поклонения деньгам вообще и главному их жрецу – Иностранному Инвестору. Иностранный инвестор даст вам всё, – утверждал этот культ. Мы несем вам свет. И бабки. Сможете купить жене сапоги.

Простой, тогда еще в среднем нищий, российский гражданин (существо, ко всему прочему, весьма доверчивое по своей природе и не ищущее героев в своем отечестве) на какое-то время Иностранного Инвестора полюбил. По-русски искренне, всей душой. Тут тебе и чистенькие офисы, и невиданные импортные сборочные линии, и соцпакет. А главное – официальная зарплата, со справкой о которой можно идти и брать кредит в любом банке… А еще все всё время улыбаются и говорят «Окей!».

Частный собственник – эффективный, говорили нам. Но нам только не сказали, что он, шельмец, настолько эффективный! Он оказался намного эффективнее, чем мы могли себе представить в самых смелых своих фантазиях.

Зацепившись и осмелев, иностранный инвестор начал, во-первых, давить и уничтожать, своих российских конкурентов, а во-вторых, замыкать свои, скажем так, «производственные цепочки».

Давить отечественное производство буржуям помогала наша же власть: своих-то чего поддерживать? Они ж и не инвесторы никакие вовсе,  а так… обычные барыги. А вот иностранным у нас везде зеленый свет. А как же? Неудобно перед иностранцами.

С «производственными цепочками» все серьезнее. Это вам не какой-нибудь промышленный примитив типа «руда-обогащение-прокат-корпус реактора». Эти пляшут от человека: от памперса, в который надо одеть новорожденного младенца, до газеты, в которой напишут некролог, когда он умрет. Со всеми промежуточными остановками – учебниками и кино, воспроизводящими психологию сипаев; белой зарплатой, идущей в комплекте с кредитами на квартиру и машину; импортными лекарствами, которыми нужно поправлять подорванное на работе здоровье; продуктами из сои и так далее. Они знают про нас всё. Больше чем мы бы хотели. И даже больше, чем мы сами знаем про себя.

Но мы для них даже не папуасы – бройлеры. Это такая высшая форма фашизма, только не расового и не классового, а видового – когда одни считают других тупиковой ветвью эволюции. Причем ушедшими в этот тупик так давно, что для них слово «быдло» было бы слишком человеческим.

Что мы видим как результат их бурной деятельности в нашей стране? Их белые зарплаты крепко затянули на наших шеях кредитную удавку. Нас привязали к рабочим местам невидимыми нитями – программами обучения детей, бонусами за выслугу, длинными кредитами…

Они хотят, чтобы мы потребляли больше, чем можем себе позволить. И были им всегда должны.

Их предприятия убили почти все наши отечественные производства – мы не можем сменить работу, потому что идти некуда. И «поляна» системно зачищается. Отдельные отрасли (особенно наукоемкие и саму науку) уничтожают прицельно, потому что залог доминирования – технологическое превосходство. Они не отдают нам в руки ни одну замыкающую технологию, обрекая нас на производство сырья и полуфабрикатов – продукции с очень низкой добавочной стоимостью. Потому что сливки хотят снимать без нашего участия.

Их забота об экологии оказалась показухой – наша экология их не интересует, их также не интересует наше здоровье. Их интересуют наши болезни, на которых можно заработать.

Да, они платят налоги, но основные деньги – прибыль – они уводят из России в свои домашние кубышки. Их прибыль никак не сказывается на нашем качестве жизни – не строятся за эти деньги ни дороги, ни школы, ни больницы.

Работает система, в которую включены промышленники, политики, дипломаты, шпионы, НКО… Только поймите правильно – речь не о заговоре. Это не спецоперация против России, идущая по четкому плану. Это нападение саранчи на урожай. У саранчи нет плана, она просто жрет все, что попадается на пути. За четверть века, минувшие после перестройки, саранча изрядно повеселилась на пространстве всего бывшего СССР (кроме, разве что, Белоруссии). Украину за эти годы успели продать и перепродать всю целиком и несколько раз. У прибалтов не осталось ничего, кроме музея оккупации.

Россия тоже была близка к полной капитуляции, но тут к власти пришел чекист Путин, и «Иностранные Инвесторы» немного притормозили. У нас возникла пауза, чтобы оглядеться. И в какой-то момент до нас начало доходить, что если продолжать в этом же духе, то Россия полностью лишится самостоятельности – ее суверенитет растворится в корпоративных интересах транснациональных корпораций. Спохватились, и в каких-то отраслях успели ситуацию удержать или вернуть на шаг-два назад – нефть, газ, самолеты, ВПК... Что-то пришлось вырывать у иностранцев руками российских олигархов (иногда, кстати, за очень большие деньги – как, например, с выкупом доли в ТНК-BP). Авангарду армии предполагаемого противника из иностранных инвесторов противопоставили хоть какой-то свой государственно-частный ертаул (из Роснефти, Газпрома, Русала и других исконных витязей-святогоров). Но что-то – более мелкое, и потому не попавшее в зону пристального внимания верховного главнокомандующего, – все же угробили. И многое – окончательно. Например, пивную отрасль.

80% производства пива, которое мы варили и пили еще до того, как стали носить крестики на шее, сегодня, оказывается, принадлежит иностранцам. Голландия, Бельгия, Дания… Их заводы производят порошковую дрянь, которая может храниться год. Разливают ее большей частью в пластиковую тару, которая при контакте со спиртом выделяет различные яды, в частности запрещенный везде в мире в любых дозах канцероген дибутилфталат. Знают ли об этом российские чиновники, которые позволяют себе публично вставать на сторону «уважаемых иностранных инвесторов»? Свердловский губернатор Куйвашев, глава всех башкир Хамитов? Депутат Звагельский? Или заключения наших академиков и медиков меркнут на фоне увесистых, как слитки золота, словесей иностранных послов и солнцеликих инвесторов? Есть еще «поправки» к закону о запрете ПЭТ, которые этот запрет фактически отменяют. То, что они писаны чуть ли не в посольствах этих «пивных» стран, в нашем правительстве, интересно, понимают? В органах-то точно понимают – стоит ведь лишь чуть-чуть копнуть, и становится совершенно очевидно, кто чьи интересы лоббирует.

Понимание «органами» особенно важно. Потому что коррупция с иностранным участием – это уже не коррупция. Это государственная измена. Продажа Родины оптом и в розницу, чистая сдача интересов своей страны. И наказание за такие вещи должно быть во много раз жестче.

Только наказание – вещь пока далекая и абстрактная. За измену Родине давно никого к стене не ставили. А вот культ «Иностранного Инвестора» въелся в кожу. Никуда не пропал. Несмотря на его, этого инвестора, очевидное людоедство. Несмотря даже на санкции, которыми эти «инвесторы» пытаются разнести российскую экономику (ну неужели кому-то еще непонятно, что это одни и те же люди, которым Путин мешает тут все «дошакалить»?). Не нужна им наша экономика. Им нужна ИХ экономика на нашей территории и нашей рабсилой. А мы все им в рот смотрим… Какой-то странный пиетет к западным «господам» испытывает российский человек (в особенности, почему-то, чиновник). Мы так привыкли к мысли о том, что «у них все по-людски, а мы живем как папуасы», что стремимся им во всем угождать и во всем с ними соглашаться. А ведь это именно они создали в нас этот комплекс неполноценности! Специально! Нету никакой неполноценности, это миф.

Нет, наверное, не нужно сейчас же всех иностранцев выгонять из страны. Но приоритеты должны быть расставлены правильно. Нужно не их поддерживать, а своих, отечественных. Это был бы нормальный, здоровый проекционизм, защита интересов своей страны, защита ее суверенитета. А западный инвестор и без того сильный – у него и запас прочности, и технологии (раз ему дома тесно стало), и куча могущественных транснациональных друзей, и дипломатические машины их государств на службе. Справятся.


А парочку наших отечественных особо ретивых пособников иностранного капитала, нужно наказать. Да так, чтобы другие крепко задумались, тем ли богам они молятся.