воскресенье, 21 июня 2015 г.

Муса Бажаев хочет и Норильск-1 продать, и достоинство соблюсти

Объявленная Дмитрием Шумковым, партнером семьи Бажаевых, продажа своей доли в месторождении Норильск-1 связана с желанием Бажаевых продать бесполезных для них актив с сохранением приличий. 
Дмитрий Шумков, партнер семьи Бажаевых по сырьевым проектам, выставил на продажу свою долю в южной части месторождения Норильск-1. Представитель Шумкова подтвердил ТАСС намерения инвестора в ближайшее время продать всю свою долю в этом одном из ключевых активов компании "Русская платина" и там самым «выйти из компании полностью». Шумкову, заявил представитель, якобы хочет полностью сфокусироваться на развитии своих проектов в IT и недвижимости.
В тоже время источник, близкий к основному акционеру "Русской платины" сообщил ТАСС, что Шумков не владеет долей в проекте Норильск-1.
Последнее, скорее всего, соответствует истине. Лицензия на разработку Норильска-1 в августе 2013 года была зарегистрирована Росгеолфондом на ОАО "Артель старателей Амур", которое входит в "Русскую платину". Напрямую Шумков в числе владельцев «Амура» не числится. Да и неизвестно, какова вообще доля Шумкова в бажаевских активах.
По данным редакции, объявленная продажа служит прикрытием семье Бажаевых для простой операции: и лицензию на Норильск-1 продать, и приличия соблюсти.
Лицензии на разработку крупнейших месторождений цветных металлов Черногорское и южной части Норильск-1 недалеко от Норильска достались малоизвестной компании «Русская платина» Мусы Бажаева в 2013 году в острой борьбе с «Норильским никелем» при личном заступничестве Дмитрия Медведева и Аркадия Дворковича. У убыточной тогда «Русской платины» на Таймыре не было ничего – ни своей транспортной ифраструктуры, ни горно-обогатительного производства, ни энергетических мощностей. Нет их и сейчас.
Эксперты сразу высказывали предположение, что Бажаев и К прибрали к рукам месторождения для последующей перепродажи «Норникелю» с комиссионной наценкой.
На XI Красноярском экономическом форуме в феврале 2014 года в присутствии Аркадия Дворковича было подписано соглашение с правительством Красноярского края об инвестициях в развитие края в сумме 220 млрд руб. Кроме добычных и обогатительных мощностей Бажаев и К пообещали построить в Красноярске спортивный комплекс «Платинум Арена» на 7000 мест к намеченной здесь в 2019 году Универсиаде.
С тех пор ни на Таймыре, ни в Красноярске ничего построено не было. Время идет, срок лицензий кончается, Универсиада приближается. И если с лицензиями дело как-то можно уладить междусобойчиком, то на отсутствие «Платинум Арена» в числе объектов Универсиады Красноярск наверняка пожалуется Кремлю, вплоть до первого лица государства. А это уже не шутки.
Особый цинизм данной истории придает такой факт, что у Мусы Бажаева была возможность построить все, что он обещал. В сентябре 2014 года Бажаев продал свою долю в нефтяной компании «Альянс» бывшему главе «Роснефти» Эдуарду Худайнатову, эксперты оценивали сумму сделки в диапазоне от $1,5 до 5 млрд. Но деньги братья Муса и Мавлит Бажаевы потратили на приобретение на средиземноморском острове Сардиния курорта премиум-класса Forte Village. Гостем люксового отеля побывал (кто бы сомневался!) вице-премьер Аркадий Дворкович.
Однако обязательства в Красноярском крае никуда не делить, и братья Бажаевы не придумали ничего лучше, чем пойти по традиционному пути и обратиться в правительство за госгарантиями на кредит в сумме 220 миллиардов рублей. Именно такая сумма фигурирует в документе, подписанном в феврале 2014 года на XI Красноярском экономическом форуме. То есть ушлые бизнесмены свои деньги вывели за границу, а на инвестиции в родные пенаты попросили денег у государства. Говорят, что наглость – второе счастье, но тут Бажаевы переборщили, не учли они реальной ситуации – за деньгами государства в условиях санкций началась такая драка, в которой тем, кто послабее, делать нечего. Компании для сохранения лица и позиции на четырех ногах, а не лапками кверху, пришлось писать гневное опровержение. «Компания не просит дополнительных льгот, финансовых средств и иной помощи у государственных структур. Самостоятельно развивает принадлежащие ей активы, используя доступные на рынках и соответствующие действующему российскому законодательству способы и инструменты финансирования», — говорится в пресс-релизе на сайте «Русской платины».
У Бажаевых, таким образом, остался последний шанс – продать «Норильск-1» «Норникелю», который только единственный и имеет возможности разрабатывать месторождения на Таймыре. Сделать это напрямую – значит, потерять остатки прежнего имиджа (17 июня 2015 года Муса Бажаев уже не прошел в совет директоров «Роснефти»). Объявленная Шумковым продажа своей доли в «Норильске-1» как нельзя более логично вписывается в нехитрую комбинацию: мол, продает «Норильск-1» не Бажаев, а какой-то Шумков, с которого и взять-то нечего – скандал на публику в благородном семействе под аплодисменты присутствующих.

Глава «Норникеля» Владимир Потанин во всей этой истории вел себя достойно. После проигрыша судов по лицензии шума в СМИ поднимать не стали, а публике объявили о готовности сотрудничать с «Русской платиной». В феврале текущего года, когда стало еще очевиднее, что все идет к тому, к чему оно шло с самого начала, Владимир Потанин отметил, что компаниям "предстоит диалог о возможности синергии" при разработке одновременно двух участков - южной части Норильск-1 и Масловского, лицензия на которое принадлежит "Норникелю". Так что речь, практически наверняка, пойдет о цене, по которой «Норникель» согласится «простить» Бажаеву события двухлетней давности, только бизнес – и ничего личного.

«Решалово» в Госдуме

Юрий Шувалов,  по информации инсайдеров, оказывает посреднические услуги за деньги

В российских регионах, где 13 сентября пройдут выборы губернаторов, депутатов законодательных собраний и муниципалитетов, стартовали избирательные кампании. Об участи в них заявили и многие, но не все из них лелеют благую цель – представлять в Госдуме интересы своих избирателей. Немало политиков воспринимают депутатский мандат как средство решения личных проблем, и готовы на все, чтобы заполучить место на Охотном ряду, в том числе прибегают к услугам так называемых решальщиков. И если раньше просители торили дорожку в президентскую администрацию, то со сменой там команды центр тяжести «решалова» сместился. Понятно, что не к «Единой России», деятельность которой жестко контролируется все той же администрацией. Но и далеко, как выясняется, ходить не надо – за посредническими услугами можно обратиться в саму Государственную думу.

Достаточно вспомнить скандальные истории эсера Алексея Митрофанова или коммуниста Константина Ширшова. Видеозапись, как решальщик Митрофанов получает в кафе взятку, одно время находилась на первых строчках хит-парада просмотров на «Ютуб». Депутата уличили в вымогательстве 200 тыс. долл. у бизнесмена, которому он обещал уладить дело в арбитражном суде. Ширшова вообще обвинили в торговле депутатскими мандатами. После разоблачений оба парламентария лишились своих корочек. Так политическая публичность помешала посредническому бизнесу. Оказалось, чтобы он был безопасным, лучше не быть депутатом, но быть в Думе.

Судя по всему, один из таких безмандатных решальщиков-приспособленцев прочно укрепился на Охотном ряду. Это Юрий Евгеньевич Шувалов – руководитель управления аппарата Госдумы по связям с общественностью. Шувалов известен конфликтом с братом вице-премьера Аркадия Дворковича Михаилом. Последний в 2010 году по просьбе «ЕдРа» в сжатые сроки организовал форум «5+5». Шувалов, будучи на тот момент заместителем секретаря президиума генерального совета «Единой России» по креативу и взаимодействию с политическими клубами, сказал, что затраты партия компенсирует позднее. Но слово свое не сдержал. В итоге Дворковичу пришлось выложить из своего кармана 23 млн рублей. После чего он вышел из «Единой России», заявив, что не понимает, «как можно сотрудничать с партией, которая поступает так со своими членами». Шувалов же, когда-то найденный могущественным Борисом Грызловым на околополитической ниве в Санкт-Петербурге, а потом перевезенный им в Москву, наоборот, пустил корни в партийном стане, где не без его участия был создан Центр социально-консервативной политики (ЦСКП), на пост гендиректора которого он устроил собственную супругу, а во главе северо-западного отделения поставил брата Игоря.

Теперь, видимо, глава думской пресс-службы протежирует будущих политиков за деньги. Сначала опубличивает их через подконтрольный себе ЦСКП – там политики участвуют в различных семинарах и мастер-классах, а потом вводит в Совет непарламентских партий, на заседаниях которого Шувалов выступает в роли модератора. По некоторой информации, он уже пообещал протекцию на предстоящих выборах нескольким политобъединениям, причем не из идейных, а вполне меркантильных интересов. Будто бы даже обзвонил власти на местах, убедив их в том, что вопрос о поддержке кандидатов согласован на всех уровнях.

В настоящий момент проходит процедура выдвижения кандидатов, которая должна завершиться к концу июля. Тогда окончательно станет понятно, в каких именно регионах всплывут, например, кандидаты «Гражданской инициативы». Эта одна из крышуемых Шуваловым малых партий рассчитывает получить как минимум два мандата в заксобраниях разных регионов. Как стало известно, лидер  партии Андрей Нечаев договорился об этом с Шуваловым. Собственно, данные главой думской пресс-службы гарантии и стали поводом к выходу «Гражданской инициативы» из «Демократической коалиции», объединившей ряд радикально оппозиционных непарламентских партий на базе «РПР-ПАРНАС». Наметившийся было скандал с коалиционерами, довольно скоро сошел на нет – Нечаеву удалось убедить, в частности, Алексея Навального, в необходимости идти по двум спискам. Так что разногласия между «Гражданской инициативой», которая свою оппозиционную направленность и не думала менять, и «Демкоалицией», внешне похожие на битву двух принципиальных противников – не что иное, как свара между собой, так же как и пустые разговоры вокруг переименования «РПР-ПАРНАС».

Кроме того, Нечаеву и другим лидерам малых партий Шувалов обещал организовать личную встречу с председателем нижней палаты парламента Сергеем Нарышкиным. Вот только знает ли сам спикер Госдумы о том, какое «решалово» творится у него под боком – большой вопрос.

четверг, 4 июня 2015 г.

Полонский напомнил о себе Аркадию Дворковичу

У вице-премьера не получится подарить из бюджета 220 млрд рублей другу Мусе

«Независимая газета» 3 июня опубликовала такую информацию: «Как сообщили вчера СМИ со ссылкой на источник в правительстве, «группа компаний «Русская платина» обратилась с просьбой о выделении ей господдержки в виде государственных гарантий по кредиту. Компании, принадлежащей известному предпринимателю Мусе Бажаеву, требуется по меньшей мере 220 млрд руб. Судя по всему, требуемая сумма необходима «Русской платине» для осуществления инвестиционных проектов в Красноярском крае, о которых компания заявила в прошлом году». Аналогичная новость появилась на сайте The Moscow Post.
Обнаружить «сообщения СМИ», на которые ссылаются «НГ» и The Moscow Post, не удалось с помощью самых совершенных поисковых систем. Однако информация о просьбе «Русской платины» вполне может соответствовать реальности, так как компания завязла в освоении никелевого месторождения «Норильск-1», а указанные в лицензии сроки поджимают. Сотни миллионов долларов, которые могли бы пойти на освоение никелевого месторождения, Муса и Мавлит Бажаевы потратили на приобретение на Сардинии элитного курорта Forte Village.
Также нет оснований сомневаться в том, что братья Бажаевы рассчитывают на помощь Аркадия Дворковича, их связывают близкие отношение – вице-премьер, как писал «Московский комсомолец», любит отдыхать именно в Forte Village.
Однако у всех этих публикаций может быть другой посыл - их источником может быть  другой старый друг Дворковича - бизнесмен Сергей Полонский, пребывающий в настоящее время в российской тюрьме. Бизнесмена подозревают в мошенничестве в особо крупном размере при строительстве жилого комплекса "Кутузовская миля", а также в хищении денежных средств дольщиков, привлечённых для строительства комплекса "Рублевская Ривьера". В случае вынесения обвинительного приговора, Полонскому грозит до 10 лет тюрьмы.
Полонского с братьями Дворковичами связывали самые тесные отношения. В 2009-2010 годах Михаил Дворкович, брат Аркадия Дворковича, занимал высокий пост в компании Полонского. В сети широко разошлось видео инцидента, происшедшего в сентябре 2011 года. Тогда Сергей Полонский пытался отвоевать строительную площадку комплекса «Кутузовская миля», а Михаил Дворкович обеспечивал этому процессу административную поддержку. На видеоролике видно, как Полонcкий выхватывает из рук Михаила Дворковича сотовый телефон и абсолютно неуважительно, словно подчиненному, кричит в трубку: «Аркаш, ты можешь сюда приехать, ё**ный насрал!?»
Возможно, обнародуя закрытую информацию о готовности Аркадия Дворковича гарантировать кредит в 220 млрд рублей Мусе Бажаеву в условиях острого бюджетного дефицита, Сергей Полонский напоминает братьям Дворковичам о своем существовании. Полонский разочарован, что вице-премьер не смог спасти его от тюремных нар. Не исключено, что эксцентричный сиделец готов пойти на сделку со следствием, то есть сдать Аркадия Дворковича в обмен на мягкий приговор. Следственным органам не терпится использовать солидный объем компромата, накопленный на вице-премьера. 

понедельник, 1 июня 2015 г.

От рассвета до заката

Собрав «малый джентльменский набор» - пентхауз в Лондоне, частный самолет, шале в Куршавеле – российско-украинский бизнесмен Константин Григоришин, похоже, достиг предела своих возможностей, и теперь его бизнес-империя постепенно рушится под грузом корпоративных конфликтов и налоговых претензий, погребая под своими обломками крупные украинские промышленные предприятия. Для своего спасения Григоришин даже пытается привлечь президента Украины Петра Порошенко, планируя продать связанному с ним фонду половину своего бизнеса.

Равняемся на БАБа!
Как известно, история повторяется, и если сначала она происходит как трагедия, то повторяется как фарс.
Всем известна судьба российского, а, скорее, международного олигарха Бориса Березовского. Стремительный взлет в начале 90-е гг., практически безграничная власть и влияние в конце 90-х, активное участие в сложных политических интригах, затем опала, отъезд за границу и почти шекспировский по своему драматизму финал в пригороде Лондона.
Однако по его стопам продолжают идти различные разбогатевшие бизнесмены, считающие необходимым пройти традиционный для олигарха путь: «первоначальное накопление – новые бизнесы – новые связи – политика как инструмент – войны с партнерами и противниками – разорение». И далеко не каждый может вовремя остановиться.
Именно по такому пути уверенно движется российско-украинский олигарх Константин Григоришин. Казалось бы, это обычный бизнесмен, каких на Украине немало, если бы не напрашивающиеся параллели в судьбе Константина Григоришина и Бориса Березовского.
Так же, как и Борис Абрамович, Константин Григорьевич начинал с кооперативной деятельности, которая позволила ему получить первоначальный капитал, обзавестись нужными знакомствами и приобщиться к участию в торговле государственными активами, что в середине 90-х являлось весьма прибыльным мероприятием. Оба предпринимателя отметились в рейтинге Forbes «Богатейшие люди России» - правда, Григоришин занимает в этом рейтинге более низкие позиции, чем когда-то занимал Березовский.
Стоит отметить, что на всем протяжении своего бизнес-пути оба эти предприимчивых олигарха часто меняли партнеров – как в бизнесе, так и в политике – и так же часто партнерство и дружба оборачивались враждой и разорительной войной, поэтому и падение позиций в рейтинге Forbesни для кого не является сюрпризом.

Энергия отмыва
Так, в начале своей деятельности Константин Григоришин завел удачное знакомство с бывшим украинским премьером Павлом Лазаренко, в настоящее время скрывающимся в США (он был обвинен в вымогательстве, отмывании денег и мошенничестве, отсидел 8 лет в американской тюрьме).
В бытность Лазаренкопремьер-министром Григоришину удалось поучаствовать в фиктивных схемах поставок отработанного ядерного топлива с украинских АЭС. Через свою компанию «Созидание» Григоришин начал заниматься вывозом отработанного топлива и поставкой на АЭС комплектующих. Деньги, которые украинские станции платили российским компаниям за утилизацию отходов ядерного цикла, шли транзитом через счета компаний, подконтрольных Григоришину, и там оседали. Потом эти уже отмытые средства  как иностранные инвестиции вкладываются в приобретение акций украинских предприятий. По данным украинской Генпрокуратуры непосредственно занимался организацией работы этой схемы Константин Григоришин и его команда.
Часть похищенных денег обнаружила Счетная палата Украины. По ее данным, в результате использования таких схем потери украинских предприятий только в 1997 году составили около 230 млн. долл!
Полученные таким образом средства Григоришин использовал для приватизации украинскихоблэнерго. По состоянию на 2001 год под контролем предприятия Константина Григоришина «Группа «Энергетический стандарт» находилось пять облэнерго плюс акции в металлургических и машиностроительных предприятиях.
После отставки и бегства Лазаренко из страны Григоришин решил присвоить консорциум «Металлургия», куда входили активы Лазаренко, а также первого зампредседателя Верховной Рады Виктора Медведчука и братьев Суркисов, и вывел активы партнеров на собственные оффшорные компании.Правда, теперь бывший партнер, Павел Лазаренко, пытается в американских судах оспорить вывод своих активов – в 2013 году бывший помощник Лазаренко Петр Кириченко подал иск в одном из судов Лос-Анджелеса против Константина Григоришина, что в случае выигрыша иска облегчит кошелёк Григоришина на 350 миллионов долларов (подробно об этом деле писало украинское издание «Зеркало недели» в материале «А и Б сидели на ТВЭЛах, облэнерго, ферросплавах…»).
Все вышеописанное напоминает создание Борисом Березовским «Логоваза» при содействии государства, формирование концерна AVVA, заявления о создании предприятия по производству «народных автомобилей» и провал всех этих мероприятий с последующим возбуждением уголовных дел и обвинений в мошенничестве и отмывании. Так олигархи создавали первоначальный капитал и формировали свои бизнес-империи. После удачного завершения «автомобильного» проекта Березовский стал обладателем банка, а также ряда промышленных активов. А Григоришин благодаря партнерству с Лазаренко стал владельцем пакетов акций целого ряда энергетических и промышленных компаний на Украине.

Политика: не взгляды, а инструменты
Практика показывает, что после первоначального накопления капитала олигархи начинают играть активную роль в политической жизни для формирования более благоприятных условий для дальнейшего развития своего бизнеса. Здесь сравнение Григоришина и Березовского как раз напоминает известную поговорку о повторении истории, но уже не в виде трагедии, а в виде фарса.
Если Борис Абрамович играл в политику со вполне серьезными намерениями (участвовал в создании «Единой России», был замсекретаря Совбеза и исполнительным секретарем СНГ, депутатом Госдумы), то Григоришин использует политический ресурс только как инструмент для получения сиюминутной прибыли, причем окраска политических сил, с которыми он сотрудничает в тот или иной момент своей деятельности, для него не имеет никакого значения.
Хорошо известно, что в конце 2004 года он поддержал «Оранжевую революцию» и даже был замечен вместе с ее лидерами на сцене Майдана независимости. Последнее, впрочем, ему не помешало в годы премьерства Юлии Тимошенко спонсировать Коммунистическую партию Украины с целью продвижения лоббистских инициатив в Верховной Раде. По словам члена КПУ Леонида Грача, Григоришину это, в частности, было нужно для приобретения нескольких областных энергетических компаний, а также предприятия «Турбоатом». В 2010 году Григоришин в ходе президентской гонки-2010 заявлял о своей поддержке кандидатуры Виктора Януковича и «Партии регионов», но в феврале 2014 года уже финансировал евромайдан, результатом которого стало  свержение Януковича.
Григоришин не является политической фигурой, но, видимо, он вполне умело играет на политической ситуации, развернувшейся в отношениях между РФ и Украиной. С одной стороны, он оказывает поддержку действующей власти Украины, финансирует евромайдан, являясь в то же время гражданином России. С другой, пытается удержаться в России, используя имеющиеся у него связи, а также приобретает собственность на российской территории.И, к сожалению, российские СМИ не уделяют должного внимания двойной игре Григоришина, в отличие, скажем, от его партнера Игоря Коломойского (Григоришин и Коломойский являются партнерами нескольких украинских облэнерго). Ведь при публичном освещении истинного положения Григоришина, у многих могут возникнуть вполне обоснованные вопросы: как гражданин России может поддерживать власть, открыто выступающую против России.
Например, по словам командира батальона «Шахтарск» Андрея Филоненко, Григоришин приезжал в батальон, привозил снаряжение и говорил, что после двух революций в Украине можно пойти дальше и Россия – на очереди. «Он привозил и пополнение – ребят с завода Фрунзе и «Запорожтрансформатора» - сказал, что заказов сейчас нет, поэтому пусть ребята хоть повоюют. Сказал, что наладит на заводе Фрунзе производство танковых стволов и просил не разрушать предприятия в Донецке – обещал запустить вновь производство, как только выкурим «ватников», - цитирует Григоришина Филоненко.

Кто утопил «Укрречфлот»?
В середине 2000-х годов Григоришинзахотел получить в собственность крупную украинскую судоходную компанию «Укрречфлот», которую тогда возглавлял Павел Подлесный. Используя свое влияние в Верховной Раде, он инициировал ряд депутатских запросов в прокуратуру, в результате чего в отношении Подлесного было возбуждено несколько дел. Григоришину удалось добиться вынесения свыше двадцати судебных решений, по итогам которых на имущество «Укрречфлота» был наложен арест. Вдобавок к этому, силовыми методами были изъяты реестры акционеров компании, благодаря чему Григоришин смог переписать имена ее собственников и, таким образом, установить над ней контроль. Однако, заполучив в свои руки ценный актив, он не смог добиться его устойчивого развития: в 2012 году прибыль судоходной компании упала в 14 раз по сравнению с 2011 годом, при этом ее задолженность за тот же период времени увеличилась в 2.1 раза до 20 млн. долларов и теперь пароходство вынуждено распродавать свои активы.

Чей Крым?
Константин Григоришин активно участвовал и в присоединении Крыма. Правда, не целиком, и не к России. Деятельность Григоришина распространялась на курортные территории, а присоединял он их к своим личным активам. Правда, и эти приобретения связаны со скандалами и войнами, которые потребуют от олигарха дополнительных затрат.
В настоящий момент времени компания «Глобус Эссет Менеджмент», входящая в состав возглавляемой Григоришиным группы, ведет модернизацию туристическо-оздоровительного комплекса «Золотой пляж», находящегося неподалеку от Ялты. Однако строительные работы приостановлены – непонятен статус этого объекта, так как претензии к процессу его приобретения есть как у российской, так и у украинской прокуратуры. И, похоже, дело закончится возвратом курорта в госсобственность – теперь уже российскую.
Кроме того, до сих пор продолжается судебная тяжба Константина Григоришина и с известным украинским бизнесменом Ринатом Ахметовым – на этот раз борьба ведется за участки в курортном Симеизе. Григоришин в попытках построить санаторий в живописном месте, решил оспорить право Ахметова на владение землей. Естественно, г-н Ахметов воспротивился, поскольку к этому моменту уже вложил немалые средства в реконструкцию находящегося на принадлежащей ему территории памятника архитектуры, истории и культуры местного значения "Новый Кучук-Кой", построенного в 1913 г. петербуржцем Яковом Жуковским, дальним родственником Врубеля. И теперь Ринат Ахметов обороняется от структур Григоришина, намеренных развернуть строительство рядом с памятником архитектуры.

«Запорожтрансформатор»: продал бы, да некому
В связи с тем, что Григоришин сам привозит в зону АТО рабочих со своих предприятий, ссылаясь на отсутствие заказов, возникает вопрос – а какова реальная ситуация на крупнейших предприятиях, входящих в григоришинский «Энергостандарт»?
Например, с 2001 г Григоришин контролирует предприятие "Запорожтрансформатор". В последние годы предприятие выступает в роли "дойной коровы" - вся прибыль завода идет на дивиденды. Благодаря этому г-н Григоришин за последние годы получил около 290 млн. долларов.
Для обновления же основных фондов предприятие прибегает к заемным средствам банков и задерживает расчеты с поставщиками. Так, кредиторская задолженность предприятия с 2009 года выросла в 2 раза, а дебиторская – сократилась более чем в 4 раза. При этом суммарные обязательства предприятия (336 млн. долларов) превышают активы на 100 млн. долларов, а выручку - почти в три раза! Пессимизма добавляют и результаты деятельности компании – по итогам 2014 предприятие получило 150 млн. долларов убытка.
Сама ситуация подсказывает, как выход из положения – продажу. Тема будущей продажи ПАО «Запорожтрансформатор» стала активно обсуждаться на страницах экономических СМИ еще в прошлом году. Так, по сообщению электронного издания «Укррудпром» наиболее вероятным претендентом на покупку предприятия являлась российская компания «Силовые машины», принадлежащая Алексею Мордашову. С учетом политической ситуации сделка сорвалась, поэтому ожидаемых средств от продажи завода Григоришину получить не удастся.
Надо сказать, что это не первая попытка продажи или привлечения инвестиций в ЗТР и другие активы Григоришина, но все эти попытки оказались безрезультатными, поскольку управленческая манера Константина Ивановича – привлечь инвестора, но лишить его какого-либо контроля над своими инвестициями и возможности участвовать в управлении предприятием – сделала его нежелательным партнером для многих банков и инвесторов.
Тем временем положение предприятия ухудшается. Пессимизма добавляют и результаты деятельности компании – по итогам 2014 года выручка предприятия (в долларах США) сократилась в 3 раза и вместо прибыли предприятие получило убыток в 190 млн. долларов. При этом только финансовый долг предприятия (210 млн. долларов) существенно превышает выручку (114 млн. долларов).
В отчете компании отмечается, что в 2013 году рынок трансформаторного оборудования СНГ сократился с учетом нестабильной экономической ситуации, что повлекло сокращение инвестиционных программ энергокомпаний стран СНГ и пересмотр пятилетних планов развития в сторону уменьшения.
Ситуацию осложняет и то, что банки отказываются кредитовать умирающее предприятие - так, по долгам ЗТРперед группойING уже имел место технический дефолт.

Оффшорное производство
Еще более сложная ситуация сложилась на принадлежащем Григоришину сумском СНПО им. Фрунзе. Здесь и без того тяжелое положение предприятия осложняется и рядом корпоративных конфликтов. В начале двухтысячных Григоришин получил практически полный контроль над предприятием, затем вывел имущество на офшорные компании. В итоге некогда успешный завод стал убыточным, тысячи сотрудников вынуждены были уволиться.
Теперь Григоришин судится с бывшими партнерами, причем общая сумма требований – как судебных, так и долговых - к Григоришину составляет около 600 млн. долларов.
Тем временем завод находится в ситуации, близкой к закрытию. Кредиторская задолженность составляет 215 млн долларов. Задолженность существует уже не первый год, и она не уменьшается. По кредитам предприятие выплачивает банкам 20 млн долларов ежегодно, за последних три года на заводе было уволено и сокращено практически 5 500 человек. А на сегодняшний день 425 работников находятся в частично оплачиваемых отпусках. Сумма штрафных санкций, предъявленных заказчиками сумскому заводу им. Фрунзе из-за срывов сроков выполнения работ, за два года составила почти 200 млн. долларов.
По оценке объединения, в целом в 2014 году предприятие недополучило заказов на сумму $350 млн.К тому же в связи со сложным положением предприятия практически отсутствует возможность привлечения дополнительных кредитных средств.

Прорваться в Россию
Крайне тяжелая ситуация с украинскими активами заставляет Григоришина искать альтернативные способы поправить пошатнувшееся финансовое положение путем приобретения активов и получения заказов в России.
Еще весной 2013 года, когда военный конфликт на Юго-Востоке Украине еще не разгорелся, появилась информация о планах Константина Григоришина по приобретению ЗАО «Энергомаш (Екатеринбург)-Уралэлектротяжмаш» (УЭТМ). По другой информации, Григоришин якобы уже владеет миноритарным пакетом акций предприятия, выкупив долю у прежнего руководителя УЭТМ Степанова, который в настоящее время находится под следствием. Надо сказать, что предприятие сейчас находится в тяжелом финансовом состоянии – сокращается количество заказов, работники уходят в неоплачиваемые отпуска, существенно упало качество продукции – так, в 2014 году, УЭТМ поставил трансформаторное оборудование на подстанцию «Волжская-2» в рамках программы реконструкции ОАО «МРСК Волги». Однако качество оборудования оказалось настолько низким, что его подключение и запуск в промышленную эксплуатацию сочли опасным для станции.
В начале 2013 года Григоришин стал собственником части акций пермского  производителя газоперекачивающих агрегатов  - компании «Искра-Турбогаз». А в начале 2014 года стало известно, что из общества вышли структуры, близкие к сенатору Сулейману Керимову, а покупателем стала аффилированная с Григоришиным структура. Был избран новый состав совета директоров, куда вошли по два представителя Григоришина и СНПО им. Фрунзе.
В том же 2014 году после смены собственника компания вступила в конфликт с партнерами, а также с головной компанией, знаменитым «НПО «Искра» - крупнейший разработчик газоперекачивающих агрегатов «НПО «Искра» обратился в суд с иском к «Искре-Турбогаз» на сумму 172,6 млн руб., требуя возврата задолженности за пользование техдокументацией на агрегаты. Исковые заявления также подали ООО «Машиностроительная компания Спец-М» и ООО «Пермский завод Машиностроитель», входящие в кооперацию по разработке и производству газоперекачивающих агрегатов. Как сообщил генеральный директор ОАО «НПО «Искра» Владимир Шатров, сумма исковых требований — это долги ООО «Искра-Турбогаз» за использование технической документации на газоперекачивающие агрегаты, права на которую принадлежат НПО: «Мы направляли ответчику обращения, где ставился вопрос по поводу оплаты, но нам не только не сообщили, в какие сроки будет произведена оплата, но даже ничего не пообещали», — уверяет господин Шатров.
Прежнее руководство«Искра-Турбогаз» выступало против планов Григоришина разместить производство комплектующих для пермских ГПА на Сумском НПО имени Фрунзе, поскольку перераспределение заказов сократит выручку ООО «Искра-Турбогаз» с 7,9 млрд руб. в 2013 году, до 3,4 млрд руб. в 2014-м и до нуля — в 2016 году.
Однако «перераспределить» таким образом доходы с «Искры» на СНПО им. Фрунзе Григоришину вряд ли удастся по причине непростой политической ситуации на Украине.

По гамбургскому счету
Судя по всему, Григоришин стремительно приближается к этапу глубокой безысходности, похожему на тот, который стал финальным для Бориса Березовского. На сегодняшний день «украинский Березовский» с российским и кипрским паспортами является владельцем целого набора проблемных активов, находящихся не только в плачевном финансовом состоянии, но и обремененных многочисленными судами и корпоративными конфликтами, причем большинство из этих активов заложено в качестве обеспечения по кредитам, а часть уже арестована. В дополнение к этому имеются сведения о многочисленных налоговых претензиях к Григоришину как на Украине, так и со стороны российских налоговых органов.
И вряд ли справиться с ситуацией поможет политическая активность бизнесмена – в отличие от того же Бориса Абрамовича, Григоришин всегда относился к политике лишь как к инструменту, поэтому многочисленные смены сторон и метания между различными политическими силами не позволили ему набрать политический вес, создав лишь репутацию двурушника.
Быстрый подсчет показывает, что проблемы Григоришина, выраженные в денежных средствах, в близкой перспективе приведут к тому, что Forbesбудет вынужден вычеркнуть бизнесмена из своих рейтингов по причине стремительно наступающего банкротства – долговые обязательства и судебные иски уже превышают 1,3 млрд. долл., ранее указанные Forbes в качестве размеров состояния Григоришина.
Итак, долги «Запорожтрансформатора», «Укрречфлота» и Сумского НПО им. Фрунзе составляют около 750 млн. долларов. Личные претензии к Григоришину оцениваются в 950 млн. долларов (350 млн. по иску Кириченко-Лазаренко и 600 млн. хотят получить с Григоришина остальные бывшие партнеры).
Сюда необходимо приплюсовать около миллиона долларов ежемесячных расходов на обеспечение многочисленных судебных тяжб, а также затраты на содержание двух самолетов, шале в Куршавеле, земель в Наро-Фоминске, квартиры и дома в Молочном переулке в Москве, а также роскошного пентхауза в лондонском районе Найсбридж. Все это  в сумме составляет около 1,7 млрд. долларов! С учетом закредитованности бизнесов Григоришина, а также  его личных долгов и того факта, что по ряду долгов уже объявлен дефолт, все это позволяет предполагать, что в ближайшее время Григоришину придется заняться распродажей активов и коллекции картин и, вероятно, осесть в Лондоне, как это сделал его более состоятельный и влиятельный предшественник – если только на это хватит оставшихся денег.

Последняя надежда олигарха
К спасению своей бизнес-империиГригоришин решил привлечь своего давнего партнера по бизнес-схемам, Президента Украины Петра Порошенко. Известно из источников, близких к компании, что в настоящее время частный инвестиционный фонд ICU ведет проверку активов григоришиского «Энергостандарта» с целью выкупа 50% этого холдинга в интересах Петра Порошенко.
Напомним, что фонд ICU тесно связан с Петром Порошенко: бывший управляющий партнер фонда Валерия Гонтарева, осуществлявшая структурирование бизнеса «Рошен» и другие проекты, назначена Петром Порошенко на должность главы Нацбанка Украины, еще один выходец из ICU – Владимир Демчишин – сегодня занимает должность Министра энергетики и угольной промышленности.
Нет сомнений, что оффшорный король Григоришин не обращался в российские антимонопольные органы за согласованием данной сделки, надеясь на то, что использование всевозможных юридических схем позволит «решить вопрос». Однако в свете вступившего в силу нового антиоффшорного законодательства РФ Григоришину придется раскрыть свои схемы владения активами, что исключит согласование данной сделки российскими административными органами, включая ФАС, а вернуть полученные от Порошенко деньги Григоришин будет уже не в состоянии.
Но если предположить, что эта сделка все же состоится, то ряд российских активов – например, «Уралэлектротяжмаш» и «Искра-Турбогаз» окажутся во владении и под управлением Президента государства, которое не скрывает враждебную позицию по отношению к России. Видимо, ФАС или другие контролирующие российские органы просто не в курсе намечающейся сделки и того, кто является ее бенефициаром.