понедельник, 30 ноября 2015 г.

Алкобарон в генеральских погонах

Как Илья Лазутов разменял доходное место в СУ СКР по СКФО на должность в Москве

Когда хотят привести пример запредельного уровня коррумпированности, обычно называют Колумбию. Считается, что здешние силы правопорядка одновременно борются с кокаиновыми картелями и преданно служат наркобаронам. Периодически владельцам кокаиновых плантаций приходится отсидеть пару-тройку лет в тюрьме.
В России учли этот недостаток коррупционной схемы и радикально его устранили. Отечественные алкобароны не платят полиции: они сами служат в органах!
  
ПОТЯНУЛИ ЗА НИТОЧКУ
В Следственном департаменте МВД России и не подозревали, чем закончится рутинное изъятие уголовного дела №311577 для дальнейшего расследования в СУ СКР по РСО-Алания. Передачу дела пролоббировал зампред СК РФ Борис Карнаухов, а заниматься им на месте должен был другой зампред СК РФ – Илья Лазутов (на тот момент – руководитель ГУ СКР по СКФО). Фигурантам дела во главе с Русланом Албеговым светили реальные сроки за уклонение от уплаты налогов на сумму в 700 млн рублей, незаконное производство алкогольной продукции, захват чужого имущества (долей в уставном капитале ООО «ТИКС», ООО «ДЭН», ООО «РАУ-Строй», ООО «ЭЛЕН» и ООО «Резонанс»), земельных участков в Сочи.
За всеми этими преступлениями стояла группа компаний «ФАЮР-Союз», принадлежащая четырем братьям Албеговым – Федору, Александру, Юрию и Руслану. Подконтрольные «ФАЮР-Союзу» компании – ООО «Альфа», ООО «РОСВОД», ООО «Альфа Трейдинг», ЗАО «Владимпекс» – как раз и попались на незаконном производстве спирта и водки. Однако расследование закончилось пшиком: никто так и не понес уголовной ответственности за совершенные злодеяния.
   
КАК И ЗА СКОЛЬКО ОТМАЗЫВАЛИ АЛКОМАФИОЗИ
Наказания удалось избежать благодаря тому, что в СУ СКР по РСО-Алания расследование дела находилось под чутким контролем Ильи Лазутина. Все эпизоды в отношении Руслана Албегова были прекращены, за исключением уклонения от уплаты налогов. Фактически Лазутин помог преступникам избежать наказания, гласят результаты неофициальной внутренней проверки.
В пользу этого предположения говорят многие факты, начиная с плотных контактов руководителя окружного главка с братом подозреваемого – Александром Албеговым. Непосредственную «работу» с уголовным делом вели первый зам. руководителя СУ СКР по РСО-Алания Марат Пеков и руководитель 1-го отдела СУ СКР по РСО-Алания Алан Козонов. Они «случайно» обнаружили алиби, исключающее вину подозреваемого. Оказывается, в момент совершения ключевых эпизодов преступления в Москве Руслан Албегов находился в РСО-Алания. Следственный департамент МВД РФ настолько удивился внезапно всплывшему «факту», что направил запрос о проверке его достоверности. Стоит ли говорить, что нашлись свидетели, которые охотно подтвердили алиби Албегова?
Промежуточные итоги совместных усилий силовиков и подпольных бутлегеров необходимо было зафиксировать материально. Братья Албеговы в благодарность за оказанные услуги оснастили ООО «КАЗАЧЬЕ» двумя немецкими линиями по производству и розливу алкогольной продукции общей стоимостью 1,8 млн евро. По документам компанией управляет директор Султан Джириков, но реальными бенефициарами выступают родственники Лазутина.
Пеков и Козонов тоже не остались в накладе. Первый обзавелся прекрасным японским автомобилем «Лексус LS 460», оформив его на свою сожительницу Галину Каргинову, а Козонов приобрел новую квартиру. Не был забыт и руководитель отдела процессуального контроля Александр Баграев, вовремя закрывший глаза на ряд странных обстоятельств.
АКЦИЗНЫЕ МАРКИ КАК ТОВАР
Избежав приговора, братья Албеговы озадачились вопросом возвращения арестованного имущества. Утерю мужских часов «Breguet», автомобилей «Бентли Континенталь» и «БМВ-650», 160 тыс. долларов и 188,5 тыс. евро наличными пережить было легко. А вот смириться с арестом земельных участков в Сочи, которые в связи с Олимпийскоми играми многократно взлетели в цене, было невозможно.
Чтобы решить вопрос в свою пользу, требовалось смазать механизм коррупции. Но с этим возникли сложности. 14 млн 895 тыс. акцизных марок застряли на столичных складах Гознака под арестом! Лазутов и Пеков, пытаясь выполнить свои обязательства перед Албеговыми, спланировали вывезти марки на территорию РСО-Алания. Для этого Козонов лично выезжал в Москву. Но здесь их ждало фиаско: сотрудники Гознака уведомили о странном визитере с юга следственный департамент МВД РФ.
А вскоре было наложено вето на любые действия с акцизными марками, в Генпрокуратуру РФ было направлено предложение совместно уничтожить столь ценные для бутлегеров бумаги. 
СПРАВКА: Для понимания ситуации с подпольным алкорынком в СКФО надо привести несколько цифр. Практически все предприятия, производящие контрафакт, «отдают» по 10-15 рулей с каждой нелегальной бутылки водки. Ежемесячно набегает до 5 млн рублей, которые предназначены силовикам за «крышу». В РСО-Алания за рэкет и дальнейшую передачу денег в ГСУ СК России по СКФО, судя по имеющейся информации, отвечает министр МВД РФ по РСО-Алания Артур Ахметханов. Собранная доля передавалась лично Лазутову либо его двоюродному брату Руслану Хаджимусову, зам. руководителя ГСУ СК РФ по СКФО.
  
ПОСЛЕДСТВИЯ БЕЗНАКАЗАННОСТИ
Понятно, что в большинстве своем в полиции и СКР работают честные люди. Они предпринимали попытки вывести зарвавшихся «коллег» на чистую воду. Материалы предварительной проверки по Пекову были направлены в центральный аппарат СК РФ. Но оттуда собранные материалы вернулись... в ГСУ СК РФ по СКФО, где, по указанию Лазутова, было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела.
Сложившиеся коррупционные схемы и связи в региональных СУ СКР  позволили фигурантам не только контролировать возможные расследования в отношении себя, но и за соответствующее вознаграждение блокировать расследования в отношении третьих лиц. Так, Хаджимусов регулярно вмешивался в ход следствия по уголовным делам о преступлениях против собственности и в сфере экономической деятельности, расследуемых СУ СКР по КБР. В качестве примера можно назвать уголовное дело №70/38-13 по ч. 4 ст. 159 УК РФ по факту хищения денег ГУЗ «РБК» МЗ КБР в особо крупном размере при исполнении госконтракта на закупку офтальмологического оборудования. Как говорят в полиции, Хаджимусов оказывал давление на следствие с целью изменения меры пресечения главному обвиняемому с заключения под стражу на подписку о невыезде. Арестанта даже пришлось этапировать из СИЗО №1 УФСИН РФ по КБР – подальше от незаслуженного освобождения.
Самого пристального внимания также заслуживает уголовное дело №901615, расследованием которого занимался СУ СКР по СКФО. Речь идет об убийстве в Дагестане двух журналистов. Обвиняемый – Мурад Шуайбов – считается членом клана бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова. Арестованные члены его ОПГ уже дают показания, и, как говорят, они несколько раз произнесли фамилию Лазутова. Высказываются предположения, что Амиров входил в число клиентов руководства СУ СКР по СКФО.
Лазутова успели вывести из-под удара. Более того, его перевели с повышением в Москву на должность зампреда СК РФ. Кстати, вскоре это непосредственно отразилось на кадровой политике СКР: вслед за Лазутовым в Москву потянулись его старые друзья с Кавказа.
Пока жизнь отечественного алкобарона складывается лучше, чем у его колумбийских коллег по опасному ремеслу. От проверок по делу Албеговых удалось отбиться, доказательная база по линии Амирова пока не собрана. И, как показал опыт, контролировать подпольный алкогольный рынок Кавказа с высокой должности в Москве безопаснее и проще.
  
.
  

среда, 11 ноября 2015 г.

Что скрывает Темрезов от народа?

Совсем недавно Карачаево-Черкесия пестрила красками юбилейного веселья. Атмосферу праздника подогревали концерты российских и зарубежных артистов, которым руководство республики щедро выплатило миллионные гонорары. Григорий Лепс надрывно пел, завораживая аудиторию большого местного стадиона. Пышные гуляния были связаны с совпавшими праздниками – Днем образования Карачаево-Черкесии и 190-летним юбилеем Черкесска. 
За всем этим торжеством и праздничной мишурой не сразу можно было заметить один немаловажный факт – республику и ее руководителя не посетил во время праздника ни один из высших руководителей государства. Самый высокий ранг был у министра по делам Северного Кавказа Льва Кузнецова. Это проливает свет на то, как в Москве воспринимают ситуацию в республике и ее руководителя. И почему Рашиду Темрезову не разрешили досрочно пойти на второй срок этой осенью, как и многим другим руководителям регионов. Хотя, как отмечают местные эксперты, он приложил немало усилий, чтобы искусственно завысить свой рейтинг.
Возможно, такое шаткое положение дел связано с постоянно всплывающим компроматом на Темрезова. Как отмечают эксперты, нынешний глава КЧР умудрился настроить против себя большую часть влиятельных людей республики, привлечь внимание управлений ФСБ и МВД по КЧР и «засветиться» как минимум по 6 уголовным делам. Утечки из правоохранительных органов рисуют весьма неприглядную картину.
  
Грехи молодости
Как выясняется, у Рашида Темрезова немало «грехов молодости». По данным источников в силовых структурах, на заре взрослой жизни он попал в криминогенную среду - играл в наперстки, а в апреле 1994 года был задержан по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст.145 ч. 2 УК РСФСР (грабеж, разбой). В 1998 году его фамилия всплыла в связи с выявленным фактом хищения товарно-материальных ценностей из АО «Кавказ». По оперативным данным, в конце 1990-х и вплоть до середины 2000-х в отношении него неоднократно возбуждались уголовные дела – по фактам экономических преступлений, мошенничества и разбоя. По некоторым он был судим. Например, в 1999 году его приговорили к уголовной ответственности по статье 159 УК РФ ч. 2 (мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину). Правда, уже в следующем году решением суда он был амнистирован. Но в тот год был снова привлечен к уголовной ответственности – уже по статье 160 УК РФ ч. 3 (присвоение или растрата). И на следующий год – снова амнистия. 
Разумеется, сведения о его отношениях с законом были скрыты во время предвыборной кампании. В 1990-х годах Интернета еще не было. Кроме того, как говорят, ему помог Назир Хапсироков – легендарный завхоз Генпрокуратуры, которого называли «серым кардиналом» главного правоохранительного ведомства страны.
Часть попавших в поле зрения правоохранительных органов дел были обусловлены связями Темрезова с Али Каитовым – зятем бывшего президента КЧР Батдыева. Родственник высокопоставленного чиновника в 2006 году был арестован и осужден на 17 лет за организацию 7 заказных убийств, в том числе депутата Народного Собрания КЧР Богатырева. Кроме Каитова, за эти преступления был осужден и директор Большого Ставропольского канала Исмаилов. Каитов, Темрезов и Исмаилов были близкими друзьями. «Московские новости» называли Темрезова «правой рукой» Али Каитова – информация об этом сохранилась в «Википедии». Кроме того, в Интернете появлялись сведения о связях Темрезова с ОПГ «Сторожевские». Деятельность этой группировки сопровождалась совершением ряда громких заказных убийств. От ее рук погибли представители республиканских органов законодательной и исполнительной власти, а также сотрудники местных МВД и ФСБ. 
В 2007 году Темрезов был избран председателем регионального отделения политической партии «Справедливая Россия», но впоследствии отстранен от должности по приказу главы «справороссов» Сергея Миронова.
   
Вместо Пушкина - Тургенев
Несмотря на все темные места в биографии кандидата (а злые языки даже связывали поджог памятника культуры 10 века – Аланских храмов – с кампанией по дискредитации предшественника Темрезова на посту главы КЧР – Бориса Эбзеева), человек с шестью уголовными «висяками» и криминальной репутацией стал руководителем многонационального региона, имеющего множество проблем. Часть населения республики, как сообщали журналисты «Голоса Америки», расценила назначение Темрезова как возвращение к власти влиятельного, но криминального клана бывшего президента Мустафы Батдыева. 
Неудивительно, что после назначения Темрезова ситуация в экономике региона лучше не стала. Хищения бюджетных средств достигают астрономических для этого маленького субъекта Федерации значений. Фигурируют миллиарды рублей. Во многих сферах сохраняется весьма вольное обращение с деньгами. Для примера: только на благоустройство небольшой столицы с населением 140 тысяч человек было потрачено свыше 800 млн рублей. И это в дотационной республике. Одна только замена на пьедестале небольшого памятника сидящего на скамейке А.С. Пушкина на И.С. Тургенева обошлась казне в сумму свыше 4 млн рублей. Зачем поменяли поэта на писателя и потратили на это такие деньги – непонятно. 
На днях команда Темрезова обанкротила за бесценок один из самых крупных бюджетообразующих предприятий КЧР – Черкесский химзавод. Значит, отмечают местные наблюдатели, – будет просить у Москвы больше денег. 
Неподконтрольные региональным властям СМИ беспрестанно твердят о масштабной коррупции в руководстве КЧР. То и дело в интернет-изданиях мелькают разоблачительные статьи о воровстве и клановости в республике. В Москву же направляются подчищенные и «правильные» отчеты о проделанной работе в регионе. Но судя по прошедшему празднику, чиновники на самом верху, видимо, какие-то выводы в отношении республиканского руководства для себя сделали.
  
Дружба на время
Как отмечают местные эксперты, во многом карьерные успехи Темрезова связаны с его способностью легко завоевывать доверие влиятельных людей в республике, добиваться с их помощью своих целей, после чего не выполнять договоренности с «благодетелями».
Среди таких влиятельных людей называют, например, бывшего президента КЧР Мустафу Батдыева, который вложил много сил в своего подопечного. Во время очередных выборов президента республики – в 2003 году – за главный пост боролись два кандидата. Действовавший тогда президент Владимир Семенов и Батдыев. Рассказывают, что отец Темрезова – Бориспи – метался между двумя кандидатами в отчаянной попытке пристроить своего старшего сына Рашида в органы государственной власти, тем самым очистив его от криминального прошлого. Ставка на Батдыева оказалась верной. Важную роль сыграла и дружба с севшим надолго зятем кандидата в президенты. Став главой республики, Батдыев взял под опеку молодого Темрезова и проложил ему дорогу в общество влиятельных людей. После инаугурации первый указ, который подписал новый президент, был о назначении Рашида Темрезова руководителем Управления капитального строительства правительства КЧР. Как известно, впоследствии, набравшись сил, Рашид отодвинул своего наставника.
Как отмечают местные эксперты, так Темрезов поступает со всеми, независимо от национальности или дружеских привязанностей. И уж тем более – от деловых отношений. Это довольно странное явление для Северного Кавказа, где слово мужчины – это его честь. Поэтому не особо вызывает удивления тот факт, что глава КЧР состоит в натянутых отношениях со многими влиятельными семьями региона. 
Через полгода полномочия Темрезова заканчиваются. И сейчас он борется за будущее. Как утверждают местные наблюдатели, не сумев добиться согласия верхов на переизбрание, он стремится «подстелить соломку» в другом месте – провести своего человека в Верховный суд КЧР, что может позволить избавиться навсегда от всех уголовных дел. В республике даже называют имя этого человека - Руслан Семенов.
Возникает лишь один вопрос: как такое возможно в принципе? Во всяком случае – в современной российской политической истории. Рашида Темрезова ведь нельзя сравнить ни с кем. С трудом верится, что федеральные структуры не знали, кого они ставят на ключевой пост в республике. А если не знали, кто проморгал? Значит ли это, что был очень высокопоставленный интересант? Зачем нужно было сознательно приводить к власти в неспокойном регионе настолько неоднозначного кандидата?
Тем временем напряжение в КЧР становится пугающим. Как отмечают местные эксперты, прикрыть награбленное, растасканное и отобранное имитацией деятельности и кадровыми рокировками становится все труднее, нарастает межнациональное противостояние. На деле в республике царят неразбериха, клановость и произвол. Руководство мечется между влиятельными семьями в поиске поддержки.
   
Вместо постскриптума
В процессе подготовки этой статьи особенно запомнилась встреча с пожилым доцентом из Карачаевского государственного университета им. У. Алиева. На вопрос о Рашиде Темрезове и его клане он ответил: «Этот молодой человек когда-то числился и в нашем университете. Через некоторое время появилось объявление с его фото о его розыске по поводу совершения преступления. Я выяснил, что он старший сын хирурга Темрезова (фамилия редкая у карачаевцев)… Я потерял дар речи, когда узнал, что этого молодого человека назначили главой нашей республики. После этого мне было неудобно общаться с друзьями и коллегами из других регионов.
А что касается клана Темрезовых, в моем понимании клан – это крепкая большая и дружная семья с вековыми традициями внутри и особенно внешне, по отношению к остальным людям. Большие кланы были у известных в Карачае фамилий Крымшамхаловых, Дудовых, Карабашевых, Бодашевых, Узденовых… А в данном случае это не клан, кое что другое.
Самое печальное в этой ситуации, что действия этой власти настраивают остальные народы КЧР против нашего многострадального карачаевского народа. Это может привести и к межэтническому конфликту. Не дай бог в КЧР повторится ситуация 1999 года! Хорошо, что тогда Путин вмешался и предотвратил конфликт. Я прожил долгую жизнь и пережил многих руководителей страны. Но никто не смог бы прежде назначить такого человека руководителем субъекта неспокойного региона. Я думаю, глава государства разберется и не допустит его переназначения на второй срок».